Авторы о себе

Ай, браво!

Последние новости

Проспект , август

Автор:Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА
от 09 Август 2018
"Проспект", август

ЗАВЕТНОЕ ЖЕЛАНИЕ

Автор  Опубликовано в Рассказы и повести для 10-14 лет Среда, 22 Май 2013 20:19
Оцените материал
(0 голосов)

 

Каждый вечер мальчишки детского дома, размещенного в бараке на окраине железнодорожной станции заваленную штабелями круглого леса, ждали, когда воспитатель Андрей Иванович расправит правой рукой гимнастерку, схваченную офицерским ремнем, и скажет:

«Ну, хлопцы, во что будем играть сегодня?»

Игры он придумывал сам. Военные.

Андрей Иванович еще молод. Только-только успел окончить педагогический институт, как началась война. Он знал немецкий язык, потому воевал разведчиком. На его широкой груди сверкали две медали и орден. Левая рука у него не гнулась: осколок от мины разбил локоть. Андрея Ивановича после госпиталя списали в тыл, поручили учить уму разуму детей-сирот. Гонимые войной они собирались на станциях тощие и измызганные, как выжатые гроздья винограда. Ребятишки большей частью еще не успели растерять то воспитание, какое получали в трудовых советских семьях, а только угнетенные горем, тянулись к теплой руке и доброму сердцу воспитателя.

Барак по началу пугал детей своим угрюмым видом и неухоженностью, стойким запахом долго немытых людей и нестиранной одежды: здесь была пересылка заключенных. Дети вместе Андреем Ивановичем на несколько раз вымыли полы в пяти огромных комнатах, добыли извести, ковыльные кисти, побелили стены и потолки, печи. Получилось не ахти как, но жить можно. В одной комнате устроили кухню и столовую, во второй – школу, в двух, где широкие нары – спальни, а пятая сгодилась для спортивного зала.

Чаще всего мальчишки играли в разведчиков, ползали по-пластунски, срезали лежа подвешенные на тесемках алюминиевые кружки и консервные банки. Так, чтобы не брякнуло. Затем задание усложнялось: надо было срезать кружку с водой, и по-пластунски же принести её в «землянку». Кружку ставили на голову, на спину – кто как хотел, и ползли, но вода чаще всего расплескивалась. Выходило – языка-то взял, а притащить его живым в «землянку» не смог. Какая от этого польза командованию? Ребята к игре относились серьезно и ревностно, старались изо всех сил, и стало получаться. Потом с таким же заданием желающие делились на команды и соревновались. Бывало, бегали в мешках. Шуму, смеху вагон и маленькая тележка.

Сегодня Андрей Иванович предложил:

- Давайте, хлопцы, поиграем в хорошую игру желаний. Представьте себе, что вы попали в волшебную страну, где исполняется любое твоё желание, но только одно.

- Одного мало,- возразил Витёк,- надо три, как в сказках.

- Согласен, мало, зато каждый выберет самое-самое заветное, от сердца. Подумайте хорошенько, и запишите его на листочке в нескольких словах, чтобы не идти в попятную. Десять минут на размышление.

- У-у,- недовольно загудели мальчишки,- в школе пиши, вечером тоже.

- У нас останется время, устроим шашечный сеанс: один против пяти.

Один на пяти досках, ясное дело, играл фронтовик. Но с каждым разом ему всё труднее было выигрывать у юных шашистов.

Мальчишки согласились. Витёк учился во втором классе, как и его товарищи по несчастью. Он, почти не раздумывая, написал своё заветное желание. Его дружок Костя, тоже очень быстро.

Андрей Иванович собрал записки и стал читать вслух. Костя написал:

«Хочу всегда быть сытым».

-Что ж, желание понятное. Я помню, каким отощавшим Костю подобрали на станции. Он и Витя скитались в поисках пристанища и пищи после расстрела и бомбежки автоколонны с эвакуированными семьями в Большой излучине Дона. Они чудом, уже к осени, добрались до Саратова, изголодались. В чем и душа держалась. Потом снова мытарства по железным дорогам. Собирались поехать в теплые южные края. В Ташкент, словом, но попали в Сибирь. Правда им наговорили, что на юге тепло, а все равно там есть нечего, а вот в Сибири хоть и холода, зато картошка родит богато, с голоду не помрешь. Вот и оказались здесь. Война ещё не закончилась, питание у нас скромное, зима. Придет весна, посадим огород, вырастим картофель, огурцы, капусту, помидоры, морковь со свеклой. Еды будет вдоволь. Что же написал Витя?

Андрей Иванович развернул записку и прочел:

-Пусть вернется с войны папа и найдет меня по записке, что зашила в воротник рубашки мама.

Андрей Иванович с изумлением воскликнул:

-Витя, верно, самое заветное желание: чтобы папа вернулся с войны. Но о какой записке ты пишешь? Где она?

- Вот здесь в воротнике,- Витя потрогал пальцами воротник ситцевой поношенной рубашки в горошек,- мама говорила, чтобы я берег эту рубашку, как жизнь, никому не отдавал.

- Но её же стирали,- с горечью вымолвил воспитатель,- записка   вымокла, пропала!

Мальчишки с открытыми ртами уставились на Витю, поняв, что прочесть записку – дело безнадежное. Витя смотрел на Андрея Ивановича широко распахнутыми глазами и на них навернулись слезы. Мальчик представил вновь, и в который раз, жуткий вой самолетов, огонь из пулеметов по обезоруженной колонне беженцев, страшные кровавые взрывы бомб, разбитые в щепы автомобили, полыхающее хлебное поле.

И его мама, бегущая под ливнем пуль, намертво схватив его за руку, и он обезумевший от страха рядом с нею.

Потом мама споткнулась и упала. Витя попытался поднять её, но на спине по светлой блузке в горошек, как и его рубашка, расплывалась алая кровь.

Мама больше не шевелилась, а Витя сидел и плакал. Потом, он помнит, его кто-то с силой оторвал от мертвой мамы, и потянулись долгие месяцы мытарства вместе с оставшимися в живых беженцами, среди которых оказался Костя.

Андрей Иванович хорошо знал историю скитаний   каждого мальчишки его группы.   Он – разведчик, закаленный в боях, в ночных поисках «языка» по ту сторону линии фронта не мог без содрогания слушать несвязные скупые рассказы своих подопечных, но по крупице собирал их историю, записывал в толстую тетрадь для памяти о детях войны. И еще он был немного поэт, из всех услышанных историй у него сложились стихи. Он ещё не читал их своим мальчикам, стеснялся за свой слог, но в глубине души понимал, если прочитает их, то может вернуть мальчишек в те страшные минуты их бедствия. Но он часто твердил их про себя:

Мальчишка сидел на дороге,

А мама лежала в пыли:

Бежали они по тревоге

Укрыться в отрытой щели.

 

Их папа ушел на границу,

А сыну был отдан наказ:

Смотри, береги, как зеницу

Мамулю, как собственный глаз!

 

Мальчишка рыдает над трупом,

У мамы прострелена грудь.

Нелепо всё это и глупо,

Вот встанет, и тронемся в путь.

 

Не встала. Её схоронил у овина,

Немного присыпав землей…

Мальчишка, ты всё же мужчина!

Священная месть за тобой.

 

Поднялся, суров. Жаль не слишком

Подрос и раздался в плечах…

Ушел в партизаны парнишка,

Винтовку сжимая в руках.

Да-да, это стихи о Вите и Косте, о их старших сверстниках, которые уже мстят за своих погибших мам, за сестер в партизанских отрядах, о тех, кто через год-два вольется в ряды Красной Армии и будет бить фашистов, мстя за сожженные города и веси, за убитых и голодных взрослых и детей. За этих мальчишек, что перед ним, что кричат ночами во сне от военных кошмаров, испытав наяву ужас вражеских бомбежек и пулеметных обстрелов с воздуха, дни скитаний, голода и холода.

-Нет, мама вышила на тряпочке цифры папиной части и зашила в воротничок!- не сказал, а выкрикнул Витя.

-Витя, что же ты молчал?! Снимай скорее рубашку, посмотрим записку, и если разберемся, сегодня же напишем письмо в часть   твоему папе. Сообщим, что ты жив и здоров, ждешь его с Победой!

Андрей Иванович лихорадочно вынул из кармана перочинный нож, помог Вите снять рубашку. Воспитатель увидел на воротничке ручную штопку. Витя говорит правду, а не свою выдумку. Пальцы прощупывали небольшое утолщение. Точно, записка! Видавший смерть своих товарищей на фронте, десятки раз сам подвергался смертельной опасности, старший лейтенант в отставке с трудом владел собой от волнения: сможет ли он прочесть записку? Руки его и лоб покрылись потом. Пальцы дрожали. Зацепив лезвием нитку, он вспорол шов и извлек лоскутик в горошек, с вышитыми на нем цифрами черными нитками, бережно расправил его на ладони и веселым смехом сказал:

- Витя, смотри, все цифры сохранились. Полевая почта 345621. Это адрес твоего папы! Скажи, когда ты или мама последний раз его видели?

- Перед войной. Мы жили в военном городке. Папа был танкист.

- Ты помнишь, какие у него были знаки на петлицах?

- Да, одна шпала.

- Судя по званию, он был командиром танкового батальона, а может быть и полка. Так!- взволнованно поставил точку воспитатель в своих мыслях.- Скажи, Витя, когда вы получили от него последнее письмо или иную весть?

- Летом, когда нам приказали собираться и уезжать в эвакуацию. Мама читала письмо от папы и от радости плакала.

- Ты запомнил что-нибудь из письма, скажем, откуда, из какого города оно пришло?

-Я не знаю, вроде бы из области, где город Орёл.

- Если это так, то твой папа с танками держит оборону в Орловской области. Сегодня же я напишу письмо в Москву военным. Расскажу о тебе и попрошу разыскать твоего папу. Я уверен, он жив и здоров! И скоро ты получишь от него письмо!

Витя стоял в кругу своих товарищей. Все внимательно слушали воспитателя и Витю. Вдруг мальчик сорвался с места и бросился к Андрею Ивановичу, судорожно схватив его за гимнастерку, он уткнулся ему в бок, под левую негнущуюся руку и зарыдал навзрыд от счастья.

-Ну-ну, Витюша, поплачь от счастья, поплачь. Твой папа, я уверен, сейчас чувствует на расстоянии, что его сын жив и здоров, и желает своему папе скорой Победы и встречи!- воспитатель ласково гладил Витю по ершистой, стриженой под машинку голове и сам волновался не меньше мальчика.

- Витька, ты же нашел своего папу! Зачем плачешь, ты лучше смейся от счастья,- ворчливо сказал Костя.- Мне бы такое выпало.

Витя оторвался от воспитателя, слезы катились по его щекам ручьём, и сквозь них мальчишки увидели, что глаза их друга теперь хохочут от счастья. И Витя действительно захохотал весело и громко.

-Котька, видишь, я смеюсь!- взахлеб говорил он.

-Вижу,- ответил Костя и тоже засмеялся от счастья друга, а за ним и все остальные. Андрей Иванович тоже!

А утром в штабы Центрального и Воронежского фронтов ушло по одному письму от имени воспитателя детского дома Андрея Ивановича. Войска там держали прочную оборону, и воспитатель был уверен, что папа Вити скоро откликнется.

Прочитано 955 раз
Поделившись с друзьями, Вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"
Другие материалы в этой категории: « ЕСЛИ БЫ Я БЫЛ КРАСАВИЦЕЙ Ку-ду »

Комментарии (0)

Здесь не опубликовано еще ни одного комментария

Оставьте свой комментарий

Опубликовать комментарий как Гость. Зарегистрируйтесь или Войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением

Детский календарь

Десерт-Акция. Поэзия

Марина Зарубина. С песней в душе

01.08.2018
Марина Зарубина. С песней в душе

Подготовила Марина Тараненко Марина Зарубина - участник нескольких Фору...

Десерт-Акция. Проза

Любовь Шубная: вдохновение жизнью

01 Август 2018
Любовь Шубная: вдохновение жизнью

Подготовила Анна Вербовская Любовь Фёдоровна Шубная – писатель, поэт, переводчик и очен...

Официальный портал Международного творческого объединения детских авторов " Дети Книги " © 2008
Все материалы опубликованные на портале "Дети книги" защищены авторским правом. Любые перепечатки только после согласования с администрацией и при условии ссылки на данный ресурс.
Логотип МТО ДА - автор Валентина Черняева, Логотип "Дети книги" - автор Елена Арсенина
 
Яндекс.Метрика