Авторы о себе

РАСТЕНИЕ С СОЧНЫМ СТЕБЛЕМ И СОЛНЕЧНЫМ БУТОНОМ

     Однажды летом дядюшка Прыжок, его приятель господин Бег и соседка дядюшки, проживающая на последнем этаже нашего многоэтажного дома сударыня Полет, сидели на скамейке под крышей беседки во дворе. День был горячим, даже знойным.
     – Ни ветерка, ни облачка на небе! – вздохнул дядюшка.
     – Завтра жара усилится, – напомнил приятель дядюшки. – Придется терпеть.
     – Необязательно, – заметила сударыня. – Можно перебраться на территории более прохладные.
     – В холодильник? – улыбнулся дядюшка. – Или на Северный полюс?
    – Интересная мысль… – насторожился его приятель. – Между прочим, один из ближайших к Северному полюсу островов называется Каффеклуббен.
    – Кофейный клуб! – захохотал дядюшка и, не сдержавшись, подпрыгнул.
    – Что смешного? – нахмурился его приятель.
   – Остров кофейного клуба! – смеялся дядюшка, прыгая то на правой, то на левой ноге.   
    – Чудесное название… – мечтательно произнесла сударыня. Прищурившись от удовольствия, она взмыла в воздух. В меру, не высоко, чтобы не повредить прическу и крышу беседки.
     – На Северном полюсе сейчас полярный день, – сообщил дядюшкин приятель и начал бегать туда-сюда по двору (он всегда так поступал, когда хотел успокоить нервы). – Этот день продолжается шесть месяцев! – кричал он на бегу. – И полярная ночь… тоже шесть месяцев! А еще там бывают полярные сумерки и белые ночи.
     – На острове… – держась за живот, с трудом выговаривал дядюшка, – прошу не упоминать вслух его название… а то меня разорвет от смеха!  
     – Полярные сумерки! – восклицала летучая сударыня, зависнув между небом и землей. – Романтично. И весьма заманчиво.  На острове Каффеклуббен!
    – Ха-ха! – воскликнул дядюшка и… рассыпался на множество мелких прыгучих особей. – Мы предупреждали! – вразнобой тараторили малыши пронзительными голосами, не переставая скакать.
   – Прекратите галдеть, карапузики! Не мельтешите перед глазами! Голова раскалывается… – пожаловалась сударыня соседка.
    –  Прыжки! От головной боли помогают прыжки!
    – Они укрепляют здоровье!
    –  Ускоряют обмен веществ!
    – Выделяют гормон счастья!
   – Мы предупреждали: не надо было упоминать остров… ха! Ха-ха! – перебивая друг друга горланила прыгучая ребятня (каждый – копия дядюшки в миниатюре).
    – Что за привычка – при всех, без стеснения размножаться? – недоумевала сударыня соседка.
   – А я не научился множиться… – вздохнул дядюшкин приятель, которому надоело бегать туда-сюда по двору. – Зато могу мчать, улепетывать, носиться, мгновенно ускользать и рассеиваться, как дым, перемещаться с места на место, оставаясь невидимым.
     – Ах! Неужели Вы владеете секретом невидимости? – удивилась сударыня (а малыши так и замерли на месте).
     – Сделай нас невидимками! – попросил один из них.
  – Невидимость – игрушка опасная. Легкомысленного человека, который становится невидимкой, очень скоро перестают не только видеть, но и слышать обычные, видимые люди.
     – Он теряет голос?
   – Во-первых, невидимка постепенно вянет, усыхает, растворяясь в воздухе. Во-вторых, прозрачные хищники из окружающих пустот стараются отщипнуть от новичка хотя бы небольшой кусочек.
     – Прозрачные хищники?
  – Невидимый народ. «Кусачие пустышки», «ехидно мыслящие дырки», «зубастые прорехи». Сами-то они – давно часть пустоты. Настолько, что невозможно ни до кого из них дотронуться.  
     – Никогда даже не слышала про кусачие дырки… –  между прочим заметила сударыня.
     – А еще невидимку подстерегают острые, как бритва, сквозняки. От солнечных лучей невидимкам – щекотно, дожди кажутся колючими.
     – Ничего себе!
    – Со временем невидимка привыкает. Особенно, если начинает превращаться в пустышку, дырку или прореху…
     – Он начинает превращаться… – страшились малыши, сбившись в небольшую толпу, поближе друг другу. – Значит, тот, кто хочет стать невидимкой…
   – Должен иметь для этого серьезный повод и терпение. Между прочим, совсем недавно, сто тысяч лет тому назад, невидимость считалась наказанием.
     – Не может быть!
   – Точно. Сегодня Высшие силы никого уже не наказывают невидимостью. Слишком жестоко.
    Между тем, дядюшка уже вернулся к внешнему единству составляющих... говоря проще, пришел в себя. И выглядел очень поздоровевшим.
      – Во множественном числе жару переносить труднее, – заметил он.
     – А не отправиться ли нам на Северный полюс? – придумал господин Бег. – За приятной свежестью, ветерком, бодростью?
   – Полетели! – обрадовалась сударыня Полет. – Вихрем, молнией, пулей. Наперегонки! Кто доберется первый – получит порцию мороженого!     
     – С орехами…– сказал дядюшка Прыжок, – Готов посоревноваться! У меня талант: одна нога здесь, другая – там.
     – Я тоже кое на что сгожусь, – усмехнулся господин Бег. – Помчусь – без оглядки, пятки  засверкают. Только пусть мороженое с орехами будет еще и с шоколадной крошкой.
     Прыжок как прыгнет!
     Бег – ну, бежать!
     Сударыня Полет – ж-ж-ж! Взлетела стрелой!
   Долго ли, коротко, добрались они до Северного полюса. На полюсе белым-бело, просторы. И температура самая подходящая: 0; +2.
     Какое-то время, все трое радовались приятной свежести, ветерку, бодрости.
     Вкушали.
     Смаковали.
     Испытывали удовольствие.
  – Готов уступить Вам мороженое с орехами… – между прочим объявил дядюшка Прыжок. – В качестве утешения. Потому что я, конечно, прибыл сюда самый первый.
   – Ошибаетесь, уважаемый друг! – улыбнулся господин Бег. – Победил я. Но мороженое с шоколадной крошкой отдаю Вам без сожаления. Оттого, что я – человек щедрый и больше всего на свете люблю, когда мои друзья счастливы.
    – Нельзя отдать то, что тебе не принадлежит, – заметила сударыня Полет. – Я  появилась на Северном полюсе раньше всех. А мороженое… я подарю первому встречному прохожему, который подтвердит мои слова.   
   – Откуда на Северном полюсе прохожие? – хором удивились дядюшка и его приятель.  
     Но на всякий случай оглядываются вокруг. А снег и лед сияют на солнце так, что приходиться щурить глаза!
     – Господин прохожий! – позвала сударыня Полет. – Прятаться не вежливо!
     – Хищник! – удивился Бег.
   – Млекопитающее семейства медвежьих, – определил дядюшка Прыжок. – Родственник обычного, бурого медведя. Зверюга с длинной шеей и плоской головой. Цвет шубы – белый, поэтому на снегу его трудно заметить. Полярный медведь!  
     – Медвежонок,  – улыбнулась сударыня Полет. – Совсем еще малыш, кроха.
    – «Хищник» и «зверюга» мне нравится больше, – солидным ребячьим голосом произнес медвежонок. – И вовсе я не прячусь. Просто веду себя скромно со старшими, не важничаю с теми, кого никогда не видел раньше.
    –  Скажи, малыш… то есть, – поправила себя сударыня Полет, – рассудите, уважаемый хищник и зверюга: кто из нас, старших, кого Вы никогда не видели раньше, появился в этих местах первый? Кто свалился с неба…
      – Или…– вмешался дядюшка Прыжок, – припожаловал нежданно-негаданно, откуда ни возьмись…
      – …Вдруг, как из-под земли? – добавил господин Бег.
  – КТО ПОЯВИЛСЯ НА СЕВЕРНОМ ПОЛЮСЕ РАНЬШЕ ДРУГИХ?!! – воскликнули хором сударыня, дядюшка и его приятель.
      – Откуда ни возьмись, из-под земли, или с неба… – не задумываясь, ответил медвежонок, – …все, кого я раньше никогда не видел, припожаловали ОДНОВРЕМЕННО, ВТРОЕМ, нежданно-негаданно!
   – Спасибо! – рассмеялась сударыня Полет. – Угощайтесь мороженым, господин хищник!
      – С орехами и шоколадной крошкой, – подсказал господин Бег.
      – О! – удивился медвежонок, попробовав мороженого. – Вкуснотища! 
     Дядюшка Прыжок, который был географом-любителем, вспомнил, что море-океан на Северном полюсе покрыт коркою льда.
     – Надеюсь, этот лед достаточно крепкий? – на всякий случай поинтересовался господин Бег. – Мы не провалимся в подводные глубины?
    Дядюшка улыбнулся, а медвежонок хохотнул так, что чуть не подавился мороженым.          
     – Наш лед – толщиной в трех взрослых медведей, которые стоят на спине друг у друга! – сообщил он. И начал рассказывать, как здорово – добраться до живой океанской воды, в которой водятся рыбы и креветки…
    – А на дне вашего океана растут водоросли и морские лилии, – добавил всезнающий дядюшка.
     – Интересно! – удивлялся медвежонок. – Никогда не встречался с морской лилией.
      – Я тоже, – честно признался дядюшка. – И это хорошо. Потому, что морские лилии – это жители, которые обитают на самом дне. Иглокожие животные, похожие на цветок…
    –  Цветок… – пытался сообразить медвежонок. – Кто он такой? Не знаю такого зверя.
     В элегантной сумочке сударыни Полет хранились самые непредсказуемые ценности. Раз! И в руке сударыни –  золотисто-желтый одуванчик.
    – Там, на зеленой ножке… – замер медвежонок. – Не может быть… солнышко!
     – Это растение одуванчик, – сказал дядюшка.
     – Нравится? – спросила сударыня Полет.
     Медвежонок кивнул. 
     –  Возьми, если хочешь.
     – Теперь у меня есть о ком заботиться… – счастливо вздохнул медвежонок. – Пойду, познакомлю своего солнечного друга с мамой-медведицей. Надеюсь, ему будет приятно в нашей берлоге…
     – Цветы недолговечны, – предупредил дядюшка Прыжок. – Одуванчик скоро завянет.
     – Растение одуванчик может погаснуть?
    –  Он не погаснет, обещаю тебе… – сказала сударыня Полет. – Этот одуванчик будет светить до самой полярной зимы.
    –  Спасибо! – обрадовался медвежонок. И отправился к маме-медведице.
  – Кажется, и у нас теперь будет о ком заботиться, – усмехнулся дядюшка Прыжок.
    –  Но ведь нас трое, –  заметил господин Бег. – Справимся: одна нога здесь, другая там.
    – Пора возвращаться, –  произнесла сударыня Полет, приоткрыв элегантную сумочку, в которой хранила ценности. – В чем вы обычно переносите с места на место запасы приятной свежести, бодрости с ветерком?
     – В моем кошельке есть специальное отделение, – ответил дядюшка Прыжок.
    – А я-то, говоря откровенно, храню эти явления природы в боковом кармане рубашки! – признался господин Бег. – И, случается, простужаюсь в самую жару. Нужно и мне приобрести кошелек с подходящим отделением.
    
     …Между прочим, в нашем дворе, вот уже целую неделю на удивление свежо и  прохладно. Многие приходят с пышущих жаром соседних улиц и дворов посидеть на скамейке под крышей беседки (а когда свободных мест не остается, просто стоят, отдыхая от духоты). Это во-первых.
     Во-вторых, дядюшка Прыжок, конечно, заглянул однажды по случаю на остров Каффеклуббен и не нашел ничего смешного на этом малюсеньком клочке земли. Название острова можно упоминать вслух без всякого вреда для дядюшки.
   И, наконец, в-третьих, далеко на Северном полюсе из глубин берлоги вылезают медвежонок и мама-медведица, чтобы полюбоваться на одуванчик. На снегу – растение с сочным стеблем, золотисто-желтым солнечным бутоном, будто сегодня сорванное на лужайке подмосковного леса.         

Комментарии (0)

Здесь не опубликовано еще ни одного комментария

Оставьте свой комментарий

Опубликовать комментарий как Гость. Зарегистрируйтесь или Войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением

Добавить комментарий

Ваше мнение должно быть или доброжелательным, или никаким!
Если автор произведения не желает получать комментарии или прекратить дальнейшее обсуждение, он должен после текста произведения добавить следующую фразу: {jcomments lock}


Защитный код
Обновить

Детский календарь

Официальный портал Международного творческого объединения детских авторов " Дети Книги " © 2008
Все материалы опубликованные на портале "Дети книги" защищены авторским правом. Любые перепечатки только после согласования с администрацией и при условии ссылки на данный ресурс.
Логотип МТО ДА - автор Валентина Черняева, Логотип "Дети книги" - автор Елена Арсенина
 
Яндекс.Метрика