Авторы о себе

Межпланетный альянс

 

                              МЕЖПЛАНЕТНЫЙ  АЛЬЯНС

     

                                     Пролог

 

Если вдруг кому-то захочется попасть на планету Псов, то ему надо будет пролететь мимо Луны, обогнуть Большую медведицу слева, оставить по правой стороне созвездие Гончих псов, (ни  в коем случае не путать с планетой), пересечь Млечный путь, и дальше, не сворачивая, прямо и только прямо  до конечной цели.

Планета  с высоты выглядит как огромнейшая собачья чашка,  со своими горами, пустынями, морями и океанами. Зима на ней наступает также после осени и бывает в некоторых местах очень снежной, морозной, а в некоторых – зимой можно купаться в речке. Это говорит о том, что планета огромная, большая, и всем на ней хватает места. Да, зиму там сменяет весна, а весну – лето, и потом наступает осень. Все так же,  как и на других обитаемых планетах, хотя и есть коренные отличия, что делает ее неповторимой, родной, любимой для ее обитателей – собак.

Когда пришли на эту землю собаки – ни кто достоверно сказать не может. Кто-то утверждает, что они произошли от медведей, которых  и до сих пор еще можно встретить в густых лесах. Якобы, собаки путем эволюции, стали больше мыслить, научились добывать для себя блага не только своей грубой физической силой, челюстями, а чаще своим разумом, используя естественные благоприятные условия. Это  объясняет их меньший рост и вес – реже стали работать лапами, а больше - головой; перестали лазить по деревьям, жить в берлогах; изобрели свою собачью грамоту – научились читать и писать. Научились строить свои персональные будки, а также – общественные конуры для рабочих, ездовых собак, для прислуги.   Но, в то же время, сохранили зависть к медведям, к их независимости друг от друга, свободе в выборе места обитания, к их силе, мощи и росту, к неприхотливости в еде, к их способности выживать в любых условиях. Это полностью объясняет ту агрессию, что выплескивают собаки при виде медведя: неистовый, злобный лай, скулеж, желание ухватить последнего хоть за ногу! Но это уже быстрее от своей слабости, чем от ума, хотя признаться себе в этом  ну никак не желают и не хотят.

Иные – с пеной у рта доказывают, что они прилетели сюда с другой планеты: якобы  в качестве наказания их выселили с прежнего места жительства, где собаки очень сильно провинились. Тогда как объяснить неприязнь к местным медведям?  Это ставит в тупик сторонников инопланетной теории. И потом – кто выселил? За что?  Где доказательства связи их планеты с ей подобными? Нет их, как ни стараются доказать некоторые ученые собаки из отдельных собачьих академий и НИИ.

Сама природа располагает к мирной, вольготной, сытной жизни. Обилие плодородной земли позволяет выращивать в неограниченном количестве корма самых разных сортов и названий. Конечно, здесь преобладают сады, в которых растут косточковые деревья. Такое название они получили не зря, так как на них созревают самые настоящие сахарные косточки, так любимые всеми собаками не только на планете Псов, но и на других планетах Вселенной. Притом, путем селекции собаки  вывели деревья не очень высокие, но с пышной кроной, где возможно максимальное выращивание косточек. Это сделано для того, чтобы не применять подъемные механизмы при сборе урожая: любой собаке достаточно подойти к дереву, и срывай понравившийся плод безо всяких проблем!  Для гурманов ученые пошли еще дальше, и сейчас на планете Псов, в любом уважающем себя мини- или супермаркете,  вы можете без труда купить косточку со вкусом говядины, свинины, а то и косточку в шоколаде.

Особое место в рационе жителей планеты занимают сухие корма в виде хрустяшек. Они тоже растительного происхождения, но растут уже не в садах, а на обширных полях, коими так богата  эта благодатная земля.

Жители планеты в основном проживают в крупных городах и мегаполисах, хотя и встречаются небольшие городки  и совсем уж маленькие поселения, состоящие из одной, двух собачьих будок.

Сами города застроены одно- и многоэтажными будками, есть даже будки-небоскребы, но в последнее время среди состоятельных собак стало модным и престижным жить отдельно, вдали от городской суеты, скулежа и лая, в собственных роскошных будках-катеджах. Эта мода стала распространяться очень быстро по планете, и во многом изменила ее пейзаж и облик  в лучшую сторону.  

Стоит заметить, что народ планеты Псов точно так же разделен на классы и сословия, как и другие жители иных обитаемых планет Галактики. Здесь есть свое правительство, парламент, армия, собачья полиция и полиция нравов, школы, ясли и сады для щенков, высшие учебные заведения, больницы и санатории.  Очень хорошо развита судебно-правовая система с независимыми судами,  и есть даже  тюрьмы для особо злых и агрессивных собак. Все эти институты власти работают во благо и во имя самой высшей ценности планеты – жизни, здоровья, и благополучия ее обитателей.

Основную угрозу извне представляет планета Котов, что волею судеб вращается в одном гравитационном поле вместе с планетой Псов, и имеет точно такую же форму,  но уже кошачьей чашки. Если посмотреть на эти планеты сверху, то можно увидеть их  в виде цифры восемь, где одна половина – это планета Псов, а вторая – планета Котов. И вот так, намертво соединенные,  они и движутся друг за другом  уже многие сотни и тысячи лет, по прихоти судьбы обреченные быть вместе.  

Точно такая же природа  и климат  у котов, как и у собак. Отличие состоит в том, что коты выращивают у себя сырные сады с плодами головок сыра разных сортов, и пальмовые деревья, на которых растут орехи со сметаной или молоком внутри. Для развлечения и для разнообразия пищи коты увлекаются охотой на мышей, которых сами же  вывели химическим путем для этих целей. Социальное и другие устройства жизни, институты власти  котов полностью копирует своих соседей. Единственное, что омрачает им жизнь, это присутствие рядом планеты Псов с ее специфическими запахами, и врожденной неприязнью к  собакам. Впрочем, собаки платят котам той же монетой.

О своем происхождении на этой планете коты особо не задумываются, раз и навсегда определив для себя один совершенно неоспоримый тезис: мы здесь были и будем всегда!

Более приученные и привыкшие к комфорту, соответственно и обустраивают свои жилища, которые напоминают мягкие, теплые,  уютные и солнечные домики на несколько семей с отдельными входами для каждой.

И та, и другая планеты изобилуют всевозможной техникой, призванной облегчить жизнь ее обитателей. Но о ней следует сказать отдельно, ибо она несколько отличается от привычных для нас машин и механизмов. Расскажем подробно о наиболее востребованной технике: самолетах, автомобилях, велосипедах, а также об армейском вооружении -  ракетах, танках, кораблях и пушках.

Сначала о названиях. На Планете Псов они произносятся как псалеты, псамобили, псапеды,  а у котов – кошколеты, кошкомобили, кошкопеды. И если внешний вид полностью соответствует известным нам видам транспорта, только сделанных в разы меньшими размерами с учетом роста собак и кошек, то внутреннее устройство во многом отличается от  привычной для нас техники.

Возьмем простой легковой автомобиль. Кузов, двигатель, четыре колеса – все тоже, обычное, но работает не на бензине, а на бульоне. Если  на Планете Псов бульон делается на специальных бульонаперегонных заводах из сахарных косточек, то у соседей его изготавливают на основе перегонки головок сыра в бульон. Такое топливо очень выгодно отличается от привычных бензина, солярки  тем, что им можно утолить голод при необходимости, а не только использовать как горючее в двигатель. И, заметим, не ядовит, не токсичен, не опасен при обращении даже детям, что подтолкнуло к бурному развитию щенячьего и котячьего самоходного транспорта.

 Сам салон автомобиля приспособлен полностью для удобства управления четвероногими, и для их комфорта во время поездки.  Вместо кресел  оборудован рядом натяжных подвесных ремней, где удобно располагается водитель. Ремни проходят под брюхом, оставляя свободу ногам, которые манипулируют специальными педалями акселератора, сцепления и тормоза. Во время движения водитель находится в подвешенном состоянии, хвост размещается в удобных чехлах в виде баранки, или батона докторской колбасы. Ну, это уже зависит от вкуса и пристрастия самого водителя, или его породы.

Точно на таких же ремнях располагаются и пассажиры. Для щенков и котят есть детская натяжная система с обязательными ремнями безопасности.

Вместо руля устанавливается штурвал в виде джойстика с профилем под собачью или кошачью морды. Поворот автомобиля осуществляется синхронно повороту головы водителя в джойстике.

Дверцы в машинах открываются с помощью обычных ручек, а вот закрываются автоматически с доводкой двери. Набор опций стандартный, но в любом автосалоне сочтут за честь за ваши деньги установить дополнительные опции.  Сюда относятся мягкая нежная чесалка за ухом или под брюшком, ароматизированный биотуалет в салоне, или дробилка сахарных косточек для пожилых, потерявших зубы, собак,  или автомат для превращения сыров твердых сортов в пастообразное состояние для старых, немощных кошек. Так же можно заказать подвесные ремни кожаные, с начесом, простые тряпичные, и из других материалов. Все зависит только от вкуса, пристрастия и кошелька клиента.

По такой же схеме устроена и вся остальная движущаяся кошачья и собачья техника, что так необходима обитателям обеих планет. Даже трудно представить, что бы они делали, не будь у них кошколетов и псамобилей.

Стоит заметить еще несколько особенностей из жизни наших соседей. Поскольку и та и другая планеты созданы природой в виде чашек, то излишки воды после дождей или от таяния снега по весне не накапливаются внутри, не до конца впитываются в землю, не испаряются полностью в атмосферу, а сливаются через специальные шлюзы по краям чаш в космос, во Вселенную. Это один из способов соблюсти баланс влаги в природе. Правда, иногда коты собакам или собаки котам делают такую пакость: во время обострения их отношений стараются прикрыть шлюзы своему врагу, и тогда у него начинается стихийное бедствие – наводнение. Что может быть приятней для осознания своего величия, своей значимости, чем барахтанье твоего соседа в луже? Ни коты, ни собаки в этом не оригинальны.

Вот в такой условиях,   в таких обстоятельствах живут,  играют, развиваются, и действуют  наши главные герои – собаки и коты.

 

                                                    1

 

Годовалый щенок дога Хват вместе со своей компанией отдыхал на берегу теплой, тихой речки Ворчунки, что уютно протекает мимо кустов жасмина, шиповника и зарослей можжевельника. Она удивительным образом начинается на планете Псов, а заканчивает свой бег уже у соседей – на планете Котов. То есть – это река приграничная. Чуть в стороне раскинулась косточковая роща с обилием плодов, а за нею – плантации хрустяшек, которые используются как сухой корм, или как лакомство.  

Полуденное солнце нежно ласкало щенков, не давало им залеживаться на открытом пространстве, загоняло их то  в тень, то в воду.

- Хорошо, но скучно, - щенок болонки Бика перекатывалась с боку на бок, почесывая за ухом. – Нет развлечений: каждый день одно и тоже. Надоело! Хочу чего-то новенького, необычного.

- А ты чего хочешь? – лениво, из вежливости, спросил боксер Хук. – Может, в догонялки?

- Знаю я твои догонялки. Потом с шерстью без парикмахера не обойтись, - со знанием дела ответила Бика. – Ты меры ни в чем не знаешь.

- Просто надо иметь хорошие волосы и прическу, - заметила из-под куста такса Дыня.  – Вот у меня вообще нет ни каких проблем с этим.

- Правильно, если ты облезлая, как драная кошка, - обиделась Бика.

- Что ты сказала? – завизжала такса. – Да я тебе сейчас все твои кудри повыдергаю! – и бросилась на подругу.

Но в этот момент дорогу ей преградил стройный, высокий годовалый щенок добермана Тиф.

- Спокойно, девочки! В такую жару только вашей драки и не хватало. Давайте лучше в воду! – и первым прыгнул в речку.

За ним последовал Хук, потом и Бика с Дыней. В воде они затеяли такую чехарду, что только брызги летели в разные стороны, и, лежащий под кустом жасмина Хват с трудом различал своих друзей в этой сутолоке. Наконец, уставшие, но довольные,  вылезли из воды, энергично отряхнулись, и замертво попадали на золотистый песок пляжа.

А солнце продолжало пригревать, трещали кузнечики в траве, аромат цветов и запахи разнотравья  кружили голову, дурманили, щенкам хотелось прыгать, бегать, лаять.

- Хочу косточку, - капризно промолвила Бика. – И непременно зрелую, сочную.

 - И я хочу! – Дыня жеманно повела глазами в сторону щенков. – Кто мне первый принесет ее, тому я позволю вылизать свою шерстку!

  - И я, и я позволю! – подключилась болонка.

Тиф, еще не до конца дослушав девчонок, стремглав бросился к роще, за ним, стараясь   обойти добермана, высоко подпрыгивая, летел дог Хват. Замыкал шествие не рассчитывающий на успех коротышка Хук.

- Это не честно! – верещал он на всю округу, смешно занося свой зад на поворотах. – Это не по правилам, я не согласен!

Первым, как и рассчитывал, прибыл Тиф. Он выбрал себе косточку на самой макушке дерева: сочная и зрелая, она аппетитно отливала белизной. Но ее же присмотрел и Хват!

- Я заметил  первым! – стал наседать  на Тифа. – Это моя косточка!

- Ты ошибаешься, друг! – доберман ощерил зубы. – Я пришел к ней первым, и это моя косточка!

Они уже сошлись в драке, как в этот момент со всей скорости в них врезался Хук.

- Простите, не успел затормозить, - стал он оправдываться перед друзьями, поднимаясь с земли,  и отряхиваясь от пыли. – И я заявляю протест: так гонки между собаками не проходят. Все должно быть по правилам!

- Ты сначала рассуди нас, - обратился к нему дог. – Я вот эту косточку, - он указал на вершину дерева, – заметил еще от самой реки, а ее хочет забрать Тиф на правах прибывшего первым. Кто из нас прав?

- Вот видите, как плохо получается, когда все действуют не по правилам, - рассудительно заметил боксер. – Так и быть, судить мне не впервой.

- Помогите – е – е – е! Спасите - е – е – е! – разнеслось в это мгновение от реки, где друзья оставили Бику и Дыню. 

- Что там случилось? – доберман взлетел выше собственной головы в несколько раз, пытаясь рассмотреть,  что делается на месте их отдыха.

Его примеру последовал и длинноногий дог, однако ни тот, ни другой,  ни чего не заметили: высокая трава и кустарники закрывала им сектор обзора. Но, без сомнения, кричали болонка и такса.

- Бежим! – крикнул Хук, и ввинтил свое крепкое спортивное тело в траву.

- Иду на помощь! – прорычал Хват, и пустился следом.

- Держитесь, я рядом! – подбросил себя вверх Тиф, и кинулся   вдогонку.

Крепкий кошачий дух друзья почувствовали еще не добежав до берега метров пятьдесят: он ударил им в ноздри, перехватил дыхание, вызвав приступ гнева и необъяснимой ярости.

- Коты, здесь были коты! – завизжал от бешенства прибывший первым доберман. – Я достану их из-под земли!

- Ты будешь не одинок! – поддержал его дог. – Мои острые клыки будут весьма кстати в таком деле!

- Я разорву их на мелкие кусочки! – от злости у боксера  пошла слюна. – Они еще не знают силы моих челюстей!

- На помощь! Помогите-е-е! Спасите-е-е! – неслось тем временем снизу по течению.

- Они уходят к себе на планету Котов! – первым сообразил Хук. – И уводят наших бедных девчонок! Подлые воришки! Вам несдобровать!

- Тихо! – потребовал вдруг Хват. – Слышите?  Работают моторы их кошколодок!

 И точно: над рекой явственно стали слышны звуки лодочных моторов, которые все удалялись и удалялись в сторону кошачьей земли.

- Попробуем перехватить их у переката! – доберман рванул вслед удаляющимся звукам.

- Без меня ты не справишься! – Хват пристроился рядом.

- Там такая милая Бика! – Хук не мог оставить друзей без своей помощи.

Собаки бежали вдоль реки, едва касаясь ногами земли, бесстрашно продираясь сквозь кусты, преодолевая всевозможные преграды, что попадались  на их пути.  

Доберман буквально стлался над землей, успевая на слух определить расстояние до разбойников. Дог не упускал из вида куцый зад приятеля, что мелькал впереди, шел за ним галопом вслед, и полностью полагался на него. Боксер замыкал боевой порядок, не переставая верещать на это противное кошачье племя, обижался чуть-чуть на свои короткие ноги,  и готов был отыграться за все это  челюстями в предстоящем деле. А то, что дело обещало быть стоящим, в этом ни кто из друзей не сомневался: еще их пра-пра-пращуры вступали в неравные схватки с этими наглыми соседями, их деды и отцы потеряли в битвах с котами не один клок драгоценной шерсти. Так что причины ненависти были заложены на генном уровне, а подлая сегодняшняя  выходка этих вонючек только еще больше подлила масла в огонь.

Друзья уже выскочили на открытое место, и увидели своих врагов, которые выезжали на двух кошколодках из воды на противоположный пологий берег реки.

- Да у них амфибии! – взвизгнул Тиф, и без промедления бросился в реку, надеясь достичь их по пересеченной местности.

- Я рядом, - рявкнул Хват, и последовал примеру друга.

- А вот и я! – не раздумывая, Хук прыгнул с разгона вслед за приятелями, но не рассчитал свои силы, и плюхнулся с обрыва прямо в тихую заводь, неприятно удивив и озадачив семейство лягушек, что грелось там,  на солнце в этот знойный день. Покрутив лапой у виска, старая лягушка увлекла своих сородичей в другое место, а боксер, выплюнув грязь из пасти, бесстрашно начал форсировать водную преграду.

Какое же было удивление  друзей, когда они увидели, как, остановившись на мгновение, кошколодки-амфибии выпустили крылья, немного пробежали по земле, и тут же взмыли  в воздух, превратившись в кошколеты!

Все, погоня бессмысленна!  От досады доберман, задрав голову,   добрую сотню метров преследовал врагов по земле, успев высказать им все, что он думает об их гадком, противном, вороватом племени! Еще долго раздавались с небес жалобный скулеж и вой отчаяния их подруг – болонки Бики и таксы Дыни. От бессилия приятели завыли, устремив свои взоры вслед улетевшим девчонкам, и тут же, не сходя с места, поклялись вызволить их из неволи, и хорошенько отомстить этим дохлым тварям – котам.

Однако план мести ни как не хотел зарождаться в их воображении. Предложения одного тут же ставились по сомнения другим как утопическое, не реальное, и друзья снова и снова ломали свои головы над планами освобождения  и отмщения этим трусливым воришкам, которые волею судеб стали их соседями.

- А может, официально обратиться к Президенту нашей планеты шар-пею  Складке? – внес очередную идею боксер Хук. – Он обязан думать и заботиться о каждой собаке, вот пусть и ломает голову.

- Тебе не стыдно? – уколол его дог Хват. – Проворонили девчонок мы, а выручать должен кто-то другой?

- Как ты представляешь себе помощь Президента? – доберман Тиф презрительно уставился на Хука. – Он что, должен разорвать дипломатические отношения с соседями, и пойти на них войной? И потом. Его решение может заблокировать парламент.

- Да президентские лабрадоры нас просто не пропустят в резиденцию, - подвел итог спора дог. – А записываться к нему на прием официально, только лишняя трата времени. Надо что-то другое, и незамедлительно!

- В конце концов, Президент обязан принять меры! – стоял на своем Хук. – У него для этих целей есть Армия, Флот, спецслужбы! А что есть у нас?

- Да, ты прав. Отчасти прав, - согласился с ним дог. – Может, попробовать освободить наших подружек сначала по дипломатическим каналам?

- Да вы что? – от возмущения доберман Тиф взвился выше собственного роста. – Это сколько времени займет? Что может статься с бедными и доверчивыми Бикой и Дыней?

При очередном упоминании имен подружек Хук даже прослезился.

- Я готов обменять себя на их свободу! – в его голосе были слышны решимость, отвага, готовность идти на жертву ради спасения нежной и хрупкой Бики и ласковой Дыни.

- Не стоит пороть горячку, - рассудительный Хват почесал лапой за ухом. – У меня есть предложение, от которого вы вряд ли откажитесь.

- Ну, мы слушаем, - боксер присел напротив, и внимательно уставился ему в рот.

Однако дог не спешил, а, видно, все еще  в уме обдумывал свое предложение.

               - Что за дурацкая манера  не договаривать все до конца? – от нетерпения доберман уже сделал несколько кругов вокруг друзей. – Проснись, Хват! Пора действовать, а ты еще и слова не произнес!

- Сядь, торопыга! – подначил его дог. – Ты же должен знать, что в нашем деле спешка может только навредить.  Слушайте меня внимательно, - Хват жестом пригласил приятелей поближе, и через мгновение трое  собачьих голов склонились перед великой силой тайны.

Смягчающим обстоятельством в данной ситуации могло быть лишь то, что между двумя планетами были заключены межправительственные соглашения, категорически запрещающие ни при каких условиях не лишать друг друга жизни. Вырванный клок шерсти – да! Царапины – да!  В особых случаях разрешаются укусы, но лишать жизни – нет, нет, и еще раз нет! За это преступление следовала незамедлительно высылка на необитаемую планету. К чести котов и собак, прецедента за все время существования планет по соседству друг с другом еще не было.

                       

                        2

 

 

А в это время плененные Бика и Дыня подлетали в кошачьему городку на универсальном кошколете. Они все еще не могли поверить, что так просто, бездарно, по-глупому попали в плен к ненавистным котам.

Только Хват, Тиф и Хук бросились выполнять их каприз, как девчонки во всю принялись обсуждать достоинства и недостатки щенков.

- Да, дог красив, я не спорю, - болонка со знанием дела рассуждала о прекрасном. – Но слишком вызывающий вид: эти темные пятна на светло-сером фоне портят окрас. А так – ничего, стоящий, стройный, высокий. С таким не стыдно пройтись по городу.

- Ты обратила внимание на добермана? – такса языком вычесывала песок у себя из брюшка. – Об окрасе я не говорю – он идеален.

- Ну да, - не преминула поддеть подругу болонка. – Он ведь одного цвета с тобой!

- Не будем об этом, - Дыня скромно не стала развивать эту тему. – Я о другом. Какой он элегантный, энергичный, живой, весь в движении. А какая страсть! – такса закатила глаза от удовольствия.

- И боксер ничего! – Бика считала своим долгом похвалить и Хука. – Какие мышцы, какая стать, какая спортивная фигура!  В любом деле на него можно положиться.

- Если бы не его отвисшие губы, да слюна некстати, - высказала свое мнение Дыня. – А так парень хоть куда, я согласна.

- Посмотри, что там у меня колется на спине? – болонка повернулась на живот, а такса стала внимательно проверять ее шерсть.

В это мгновение на них опустилась мелкая капроновая сеть, и тут же они оказались связанными в этой упаковке.  Только сейчас в нос собакам шибанул тяжелый кошачий запах, и только теперь они поняли весь трагизм своего положения.

- Спасите, помогите! – в один голос завопили подружки, но было уже поздно: три здоровенных кота волокли их к лодкам, что бесшумно причалили к берегу.

Бедняжки прекрасно слышали своих друзей, что кинулись в погоню, но они понимали и то, что положение  безнадежно: только чудо могло освободить их из этого позорного плена. Однако, надежды не теряли, и продолжали вопить о своем спасении. Даже когда поднялись в воздух на кошколетах, и Тиф преследовал их по земле, у них еще теплилась уверенность, что доберман сможет в прыжке достать их. Но… Чуда не произошло. И девочки зашлись в безысходном плаче, крепко прижавшись друг к дружке.

Тем временем кошколеты сделали два круга над городком, победно покачивая крыльями, и только после этого мягко коснулись колесами ровного поля аэродрома.

На земле их встречала восторженная толпа котов с цветами, с духовым оркестром.

- Слава боевым котикам! – коты, кошки и котята всевозможных пород и окраса в неистовстве не знали удержу, восхваляя своих сородичей после удачного набега на планету Псов. Тут же, на аэродроме, состоялся импровизированный митинг, где брали слово любой из котов, и хвалили, хвалили своих воинов.

Потом притащили заранее приготовленную клетку, куда и затолкали бедных пленниц, совершенно не заботясь об их внешнем виде: после сетки болонка выглядела  не очень  презентабельно,  и поэтому злилась, и все пыталась хоть как-то прилизать себе шерстку. На ее фоне такса чувствовала себя более уверенно, хотя о полном комфорте речи идти не могло: ныли затекшие лапы, и очень хотелось в туалет.  Но не будешь же ты делать это на глазах всех дикарей! Поэтому, собачки  не отходили друг от дружки, всячески поддерживая одна другую.

Потом началось самое неприятное: их стали показывать публике!

Клетку с пленницами выставили в кузов кошкомобиля с откидными бортами, и экскурсия для котиного племени началась.

Каких только оскорблений, унижений не пришлось перетерпеть нашим героиням! Чего стоило одно высказывание пушистой белой кошечки с вычурным бантиком на шее, что пришла в сопровождении целой стаи горластых молодых  котов.

- Фи, какой отвратительный запах, - промурлыкала создание, обращаясь к свите. – И это после того, как кто-то из вас утверждал, что и среди этой псины встречаются модницы. Как бы не так! Это уродины!

- Да как вы смеете! – негодованию болонки не было предела. – Да я, да я …, - она стала даже заикаться. – Да я из интеллигентной элитной породы! Как вы смеете так оскорблять меня! – Бика готова была расплакаться.

- Успокойся, дорогая! – Дыня погладила подругу за ушком. – Она не достойна твоей слезинки!

- Нет, вы слышали? – кошечка была близка к обмороку. – Эта длинная мышь оскорбила меня!

- Пустите меня! – черный холеный кот с белыми лапками бросился на клетку. – Я вырву ей язык!

- Спокойно, Пиж! Здесь дама! – дорогу ему преградил здоровенный рыжий котяра, что участвовал в захвате пленниц.   – Ты травмируешь тонкую психику  Милочки.                        

- Вот-вот! – такса была в восторге. - Ваши кавалеры только и могут, что оскорблять и унижать беззащитных девочек!

- Заткните рот этой длинной мыши! – красавчик никак не мог успокоится.

- Ты кого назвал длинной мышью, ощипанный дамский угодник? – О! на такие случаи у Дыни в запасе была масса хороших слов! А это как раз был тот случай. – Твое счастье, что нас разделяет клетка, а не то я бы сняла с твоих кривых тощих задних ножек шкурку! – Оскаленные мелкие зубки таксы подтверждали серьезность ее намерений.

- Уберите от клетки котят!  - испугались кошки-мамы в толпе. – Эти собаки бешенные! Они могут поцарапать наших детей!

- А ты драная кошка! – пришла в себя Бика, и поспешила на помощь подруге.

- Ты делаешь успехи, красотка! – Дыня не преминула поддержать болонку, вселить в нее новые силы, и, в знак благодарности, теснее прижалась к ней боком.

Теперь им было легче отбрехиваться от наседавшей толпы котов.

Конец этому представлению положило появление супермодного лакированного черного кошкомобиля. Когда он остановился, из него вышло целое кошачье семейство во главе с пышной седовласой кошкой. Приветливо помахав присутствующим котам лапкой, она грациозно проследовала к машине с пленницами. Все кошачье племя вмиг расступилось перед знатной особой, давая ей беспрепятственный проход к клетке.

Бедные собачки не знали, как себя вести с этой дамой, и, на всякий случай, отвернулись от нее.

- Ну, что ж, - после минутного молчания, кошка обратилась к рыжему охраннику Байсу. – Я беру их к себе. Правда, они дикие, и не знают, как надо вести себя в приличном доме. Но я надеюсь их выдрессировать. Вы знаете, - обратилась она уже ко всем котам. - Сейчас стало модным в хороших домах держать комнатных собачек. Не хочу оказаться в числе старых брюзжалок. Надо идти в ногу со временем. Байс! Я перевела обещанную сумму на ваш счет. Будьте покойны и большое спасибо за выполненный заказ.

- Благодарю вас, Мэм! – рыжий склонил голову в поклоне. – Я всегда к вашим услугам, Мэм!

Пленниц прямо в клетке погрузили в багажник кошкомобиля, и с этого времени начался новый отсчет в жизни наших бедных героинь.

После непродолжительного путешествия, машина остановилась, и водитель открыл багажник. Взору собачек предстал огромный, даже по меркам псов, кошачий замок с остроконечными башенками, обнесенный высоким гладким забором с причудливыми электрическими фонарями по углам. Весь двор был уложен мраморными плитками различных цветов и оттенков, что придавало ему праздничный веселый вид. Обилие клумб с чудесными цветами и экзотическими растениями дополняли интерьер, и гармонично вписывались в его цветовую гамму.  Как бы  было неприятно признаваться себе в этом, но таксе и болонке понравилось это прекрасное поместье.

- Хм, - перешагнув через собственную гордость, Бика не смогла сдержать своих эмоций. – Я ожидала худшего.

- Не теряй голову, подруга, - Дыня опустила ее на землю, хотя и сама была удивлена такой красотой. – Какое бы оно не было, но это жилище врага. А этим все сказано.

Прислуга и домочадцы сбежались к клетке с пленницами, когда ее выставили на мраморный пол для всеобщего обозрения. Здесь преобладали холеные, лощеные и ухоженные коты и кошечки, милые котята с мягкими игрушками, но и были и коты простых пород, а то и беспородные – видно, повара, садовники, дворники.

- А вот эта беленькая, - маленький черный котенок с белым пятнышком на грудке тыкал лапкой в сторону болонки, – она чем-то похожа на нашу старую кошку-шиншилу Бубу, только мордочка чуть длиннее.

- Не говори глупости, Пух! – одернула его стоящая рядом с ним симпатичная кошечка с бантиком на шее и глазами-бусинками. – Коты на собак не похожи.

- Нет, похожи! – стоял на своем упрямый Пух. – Ты не права, сестричка Бусинка, похожи! Правда, похожа на Бубу? – обратился он за поддержкой к другим котам. Но те не поддержали его, и, чтобы не обидеть малыша, тактично отходили в сторону.

- А я говорю – похожа! – начал капризничать котенок, и стучать лапками по мраморному полу двора. – Похожа! Похожа! Похожа!

- Успокойте ребенка! – не выдержала такса. – У него уже истерика! Я всегда утверждала, что коты безжалостные к чужому горю и бессердечные! – ей,  на самом деле,  стало искренне жаль этого милого Пуха, и она уже питала к нему некую симпатию, что зарождалась в ее сердце помимо  воли. Просто сама по себе Дыня была добра от рождения.  

- Не узнаю тебя, подруга, - Бика с недоумением уставилась на нее. – Ты не забыла, что это враги?

- Не всегда враги - враги, - загадочно ответила та, и свернулась в клубок, таким образом уйдя от ненужных пояснений.

- Грубиянка! – старая серая кошка прижала к себе голову Пуха, стала успокаивать его, поглаживая по спинке. По-видимому – это была няня.  – Не обращай внимания на невоспитанных собак.

- Да-а! Трудно придется хозяйке с этими псинами, - рассудительно заметил черный, с сединками, кот. – Когда еще она научит их хорошим манерам?

- Не переживай, Дым, - ответила ему няня. – У нашей Мэм врожденная склонность к дрессуре!

- Хорошо бы, - сразу согласился с ней Дым.

Седовласая хозяйка, наконец, вышла к пленницам. Она тотчас отправила всех своих родственников в дом, оставив с собой только прислугу.

- Нечего глазеть, - безапелляционно заявила она вслед уходящим котам. – Еще не заразились какой-нибудь болезнью.  Давайте сюда ошейники и поводки! – приказала тут же охраннику Бусу.

Когда наши собачки поняли, что сейчас с ними произойдет, они как по команде упали в обморок: такого еще ни когда не было на планете Псов, чтобы какую-то ни было собаку сажали на цепь! Все, что угодно, только не это! Такого позора они не переживут!

- Что с ними? – удивилась хозяйка. – Или я купила больных собак?

- Нет, Мэм! – Бус держал в зубах два ошейника с инкрустациями, и два поводка с золочеными пряжками. – Они испугались вот этого, - указал он на смирительные приспособления, и выложил  к ногам кошки.

- Сначала их в ванную, - отдала она распоряжение старой няне. – И хорошенько вымыть с дезинфицирующими шампунями. Потом на цепь в  их спаленке. Я займусь ими позже.

В ванной Бика попыталась огрызнуться няне, и показала ей свои острые зубки. В ответ тут же получила звонкую затрещину, и сразу смирилась, успокоилась. Было даже приятно, когда тебя моют, намыливают шерстку после тех невероятных приключений, что произошли с ней за этот день. Следом за ней ванную приняла и такса Дыня.

Уставшие, но чистые и на привязи, они крепко уснули в отведенной для них комнатке на удобных, мягких и ароматных ковриках.

 

                                            3

 

 

Домой появляться было боязно после исчезновения  их подружек Бики и Дыни, поэтому друзья еще раз искупались, и только после этого направились в городок. Да, они прекрасно понимали, что они, собаки, не смогли уберечь девчонок от похищения, и кем – котами! Такой позор может остаться на всю жизнь несмываемым пятном, если только в ближайшие дни, в самый короткий срок не вернуть их обратно в родные семьи.

Первым, к кому зашли приятели, был начальник местной полиции бульмастиф Гром, грозный страж, обладающий большой силой и ловкостью, быстротой и решительностью. Именно за эти качества он и был назначен на эту высокую должность.

- А что нам сейчас делать? – потупив глаза и склонив головы, спросили щенки грозного начальника после того, как сообщили о похищении во всех деталях.

- Залезть в конуры, и не высовывать носа! – Гром ни когда не отличался чувством такта к молодым собакам. – Вы уже сделали свое грязное дело, остальное – работа государственной машины.

- Простите, а какое мы дело сделали? – доберман Тиф сначала всегда спрашивал или делал, а только потом начинал соображать. Это была его фамильная особенность.

- Они еще не знают, что натворили? – возмутился бульмастиф. – Да вы проворонили девчонок!  Вот ваше грязное дело! Это же позор всему собачьему племени!

Дог Хват незаметно треснул приятеля по ушам, чтобы тот не задавал глупых вопросов, а боксер Хук  от стыда свесил щеки до самой земли.

Тотчас о похищении малолетних таксы и болонки было сообщено по всем официальным каналам, и  сразу же об этом стало известно Президенту планеты Псов шар-пею Складке.

Без промедления были вызваны на совещание все члены Совета Безопасности, а затем и министры, и депутаты Парламента. Государственная машина набирала обороты.

Но это ни как не устраивала наших приятелей. Они чувствовали свою вину, и горели страстным желанием ее загладить, реабилитироваться перед обществом, а, главное, перед своими подружками. Бику и Дыню они должны спасти сами!  Если они этого не сделают, то  перестанут уважать  себя.

- Без совета Фокса нам не обойтись, - Хват всегда отличался рассудительностью и умел признавать свои слабости и ошибки.

- Да, - безоговорочно согласились с ним Хук и Тиф. – Без старины Фокса мы не обойдемся.

Ротвейлер Фокс слыл в округе непревзойденным специалистом по налаживанию отношений между собаками и котами. Свидетельством тому были многочисленные шрамы, что выгодно украшали мужественное тело достойного воина и дипломата.

Сегодня он зализывал раны, которые получил днем раньше на собачье-кошачьей границе после словесной перепалки, которая переросла в настоящую драку по выяснению правых и виноватых между жителями приграничных районов двух планет. Истину установить в тот раз не удалось, но драка была стоящей: обе стороны показали себя искусными бойцами. А это что-то да значит в среде настоящих мужчин! К чести старого воина, он с удовольствием передавал свой огромный опыт подрастающей молодежи, особенно предпочитал щенков бойцовских пород, к коим в полной мере можно отнести дога, добермана, и, тем более, боксера. Каждая собака гордилась личным знакомством со стариной Фоксом. Наша тройка не была исключением.

- Приветствуем тебя, старина Фокс! – Тиф фамильярно похлопал ротвейлера по плечу. – Мы к тебе по … ,  - однако закончить не успел, так как от сильного удара лапой перевернулся несколько раз в воздухе, и растянулся во всю длину в некотором удалении от точки встречи.

- Вежливость и благородство – неотделимая черта любой собаки! – Фокс не преминул преподать урок нравственности зарвавшемуся юнцу. – Это относится не только к друзьям, но и врагам.

- А еще, - дополнил тему дог. – Надо сначала думать, а потом и действовать.

Это он явно намекал на безрассудство своего друга, за что получил благодарный взгляд ротвейлера, и понимающий кивок боксера. Слишком живой темперамент добермана не раз подводили его в серьезных делах, когда спешка была совершенно лишней, как в этом случае.

- Я признаю свою ошибку, дядюшка Фокс, - Тиф покорно склонил голову перед Мэтром. – Простите!

- Голос настоящего мужчины! – преподал очередной урок юнцам старый вояка. – Умение признать свою ошибку и покаяться – так могут поступить только очень мужественные собаки! Хвалю, Тиф!

От удовольствия и похвалы доберман расплылся в улыбке,  вывесил  язык почти до колен, и  гордым взглядом окинул  друзей: не каждый удостаивается такой чести!

Дог и боксер искренне завидовали своему приятелю, тотчас позабыв его позорные кульбиты, что проделал он буквально только что. Такова собачья сущность – зависть затмевает разум!

- Ну, выкладывайте, с чем пришли ко мне, юноши? – ротвейлер поудобней уселся, готовый к продолжительной  беседе. – Слушаю вас.

На перебой, перескакивая через пятое на десятое, упуская главное, и уделяя много времени пустякам, приятели поведали Фоксу свою историю с похищением болонки и таксы. В конце концов,  умная собака поняла суть события, и надолго задумалась.

- Так, - наконец произнес Фокс. – Для того, чтобы выработать правильную тактику и стратегию поиска и спасения бедных пленниц,  мне необходимы время и пара хороших, созревших сочных сахарных косточек.

- А три можно? – понимая, что он проиграет гонку, Хук постарался заранее подстраховать себя.

- Можно и три, - смилостивился старый солдат.

И на этот раз доберман еще не дослушал до конца пожелания учителя, как успел уже дважды взвиться выше собственной головы, и рвануть первым в ближайшую косточковую рощу.

Сначала Тиф, а затем и Хват выстроились в очередь перед Фоксом с косточками в зубах, как в них на полном ходу опять врезался Хук, расстроив образцовый порядок на таком очень важном совещании.

- Простите, пожалуйста, простите! – вылизывая уроненную косточку от грязи, виновато промямлил боксер. – Не успел затормозить, - стал оправдываться  перед честной компанией. – Простите!

На военном совете наступила благоговейная тишина, нарушаемая разве что хрустом очередной разгрызаемой косточки сильными и мощными челюстями задумчивого ротвейлера.

Надо отдать должное и президенту шар-пею Складке. Он тоже не терял времени даром, и тема пленниц была поднята на самый высокий уровень: только что посол планеты Псов вручил ноту протеста послу сопредельного государства на самой высокой точке границы – пике Раздора и Согласия. Противная сторона обещала в ближайшее время рассмотреть вопрос, и о результатах донести при первом удобном случае.

                                      4

 

 

Бика и Дыня проснулись одновременно от легкого поскрябывания за дверью. Посмотрев друг на дружку,  залились горькими слезами: каждая из них была привязана на поводке к кольцам, наглухо заделанным в стенку. Их лишили свободы передвижения! От осознания такой неволи девочки еще сильнее зашлись в плаче, постепенно переходящим в щенячий скулеж.

Даже в таком состоянии болонка не потеряла способность ценить прекрасное: она  сквозь слезы определила, что ее поводок выглядит более привлекательно, по сравнению с поводком таксы. Голубенькие узоры на нем удачно гармонировали с цветом ее глаз, и выгодно смотрелись на фоне ее беленькой пушистой шерстки. В то же время такой же поводок у Дыни совершенно не подходил ей, и, по мнению болонки, свидетельствовал об отсутствии какого бы то ни было вкуса у его хозяйки. Такое открытие вмиг подняло настроение Бики: она хороша и в неволе! Ее уже вполне устраивала укороченная свобода на длину ее поводка. Главное, чтобы поводок был красивый.

Другого мнения была такса: она все норовила скинуть с себя ошейник, и даже пыталась перегрызть поводок.

- Что ты делаешь? – недовольно проворчала Бика. – Ты испортила такой прекрасный ремешок!

Зарождающему скандалу помешали повторные скребки с той стороны двери. Подружки замерли, свернувшись в калачик на своих ковриках, не отводя взгляда от входа. К изумлению болонки и восторгу таксы в дверь просунулась милая мордашка котенка Пуха.

- Здравствуйте! – переминаясь с лапки на лапку, малыш скромно опустил головку, стесняясь посмотреть в открытую на пленниц. Видимо, его чистая детская душа противилась такому постыдному  положению собачек, и он глубоко и искренне сочувствовал им.

- Здравствуй, Пух! – Дыня не скрывала своих чувств, и ее длинный хвост выписывал затейливые кренделя, свидетельствующие о безграничной радости его хозяйки.

- Доброе утро, малыш! – Бика была более сдержана в своих эмоциях, и, потому, особого восторга не показывала. В тоже время ей очень понравился этот пухленький, симпатичный комочек, что скромно замер перед ними.

- Простите, пожалуйста, но меня всю ночь мучил один вопрос, на который ни кто не дал ответ, даже бабушка Мэм, - Пух все же оторвал глазки от пола, и с надеждой уставился на собачек.

- И что тебя мучает, милое создание? – с дрожью в голосе спросила Дыня. – Я готова ответить на все твои вопросы, только бы ты не страдал, мой ласковый Пух.

- Вы так хорошо сказали, - котенок опять потупил взор. – Что я вас совершенно не стал бояться!  Вы такие добрые и красивые!

Последний довод малыша стал и последней каплей, что растопила и твердое сердце болонки Бики. Он и ей нравился все больше и больше.

- Мы слушаем тебя, Пух! – от нетерпения она барабанила хвостом по полу. – Не мучай нас, спрашивай!

Котенок подошел к собачкам, и уселся между ними, позволив обнюхать себя, и даже потрогать, чем не преминули воспользоваться пленницы. От него исходил нежный тонкий аромат дорогих детских шампуней, и пахло еще чем-то, до боли родным и знакомым, как могут пахнуть только дети во всех уголках Вселенной.

- Милый мальчик! – Дыня задыхалась от переполнявших ее чувств, и лизнула Пуха прямо в его холодный носик. – Я уже обожаю этот прекрасный комочек!

- И я уже не равнодушна к нему! – поддержала  подруга.

Пух воспринял восторги собачек как должное, и снова вернулся к главной цели своего визита.

- Старина Байс мне как-то под большим секретом поведал, что коты похожи на собак. Это правда? – трепетное ожидание застыло на его милой мордашке.

- А ты сам как думаешь? – с интересом переспросила его болонка, встряхнув свою чисто вымытую беленькую шерстку.

- К сожалению, я не знаю, как вас зовут, но вы похожи на нашу шиншиллу Бубу, - доверчиво произнес котенок, обращаясь к Бике.  – И я пришел к вам убедиться в этом. Вы не возражаете?

- Нет, что ты, что ты! – в один голос заверили  его пленницы. – Меня зовут Бика, а мою подружку Дыня, - добавила болонка.

- Очень приятно! А меня зовут Пух, - сказалось прекрасное светское воспитание малыша, и он не мог не ответить любезностью на любезность. – И все-таки я так и не услышал конкретный ответ на  мой вопрос,  - настойчивости Пуха можно было позавидовать.

Болонка и такса явно занервничали: и ответ надо было давать, и признавать сходство между котами и собаками означало бы признание ими равенства между двумя видами обитателей планет. А это не входило в их планы, да и нарушало устоявшееся мнение о превосходстве собак над котами по всем направлениям. Рушить законы им никто права не давал. Вот поэтому они были в некотором  затруднении.

- Видишь ли, - более практичная такса все-таки нашла выход из создавшегося положения, применив даже некий туманный дипломатический ход, хотя ни кто ее этому не учил. Видимо, правы ученые, утверждающие, что настоящий ум не скроешь ни под какими личинами – он всегда найдет себе выход. – Мы не имели чести быть знакомыми с твоей Бубу.

- Как? – удивлению котенка не было предела. – Вы не знаете Бубу? Да ее знает даже самый последний кот на помойке!

- Боюсь показаться невеждой, - Бика извиняюще помахала хвостом. – Но до вчерашнего дня мы не знали и о твоем существовании, милый Пух.

- Вот как? – он даже подпрыгнул от такой дикой несправедливости. - А я всегда считал, что обо мне знают не только здесь, но и далеко за пределами нашего замка.

- Я понимаю твое разочарование, но  это так, - таксе тоже было неудобно и неприятно говорить Пуху такие вещи, но, правда – превыше всего! Это было ее жизненным кредо, хотя ей и доставалось за ее прямоту и не одиножды. – Извини, мой мальчик, но это так! – повторила она.

В комнате наступила неловкая тишина: каждый переваривал в своей голове только что произошедший здесь разговор, анализировал его, и приходил к каким-то своим выводам.

- Ну, что ж! – первым заговорил Пух. – Старина Байс учил меня мужественно переносить  тяжелые разочарования в жизни. Будем считать, что я смирился со своей непопулярностью. Надеюсь, сейчас-то вы обо мне знаете?

- Да, конечно! – с неким элементом заискивания ответили подружки. – И очень рады нашему знакомству!

- И все-таки, вы ответите на мой главный вопрос. Я сейчас принесу вам фотографию старой шиншиллы Бубу, - котенок бесшумно исчез за дверью, чтобы уже через мгновение вернуться назад с  большой фотографией пушистой серой кошки со значком бабочки на груди.

Дыня первой заметила некоторое сходство своей подружки Бики с кошкой на фотографии, но тактично промолчала, чтобы не обидеть болонку. Однако сходство было настолько явным, что упираться дальше было просто невозможно, и она опять проявила свои дипломатические способности.

- Послушай, милашка Пух, - начала она издалека. – Надеюсь, ты считать умеешь?

- Да, конечно. Со мной ежедневно занимается учитель Мур, - с гордостью ответил: -  Сосчитай, пожалуйста, сколько ног у Бики, и сколько ног у Бубу? – попросила Дыня.

- Одна, раз, - начинал  считать малыш, но почему-то сбивался на первых числах, и снова начинал сначала. – Раз, одна. Да как же я могу их сосчитать, если ног у Бубу не видно? – осенило незадачливого ученика. – Они полностью закрыты шерстью!

- Встань, пожалуйста, Бика, - попросила  ее Дыня, и внимательно стала рассматривать подругу, как будто видела  впервые. Потом с таким же интересом взялась за фотографию. – Подойди ко мне, мой мальчик, - пригласила она Пуха. – Давай вместе смотреть. - Вот видишь, ни на фотографии, ни у Бики ног не видно. О чем это говорит? – спросила она котенка.

Тот на мгновение задумался, и вдруг просиял.

- Ура! Похожи, похожи, похожи!  - скакал он вокруг болонки с фотографией Бубу. – И там и здесь ног не видно! Значит, похожи, похожи!

- Что значит ног не видно? – обиделась Бика. – Еще как видно, -  и встала на задние лапки. 

- Действительно, видны, - согласился Пух, и даже пересчитал их: оказалось у Бики четыре ноги. – Интересно,  сколько ног у шиншиллы Бубу?

Он ставил фотографию в разное положение, но ног так и не обнаружил.

- Значит, непохожи, - сделал  неутешительный для себя вывод, и, огорченный, понурив голову, направился к выходу.

- Подожди, малыш, - остановила его болонка. – Так не бывает. Ведь на чем-то она ходит?

- Да, конечно! -  надежда опять повернула котенка обратно. – Как же я сам не додумался, что если Бубу ходит, значит, у нее есть ноги, только их  не видно из-за длинной шерсти, как и у Бики. Значит, они похожи!

На этот раз особого восторга он уже не высказывал, а степенно расхаживал по комнате, загадочно поглядывая то на фотографию, то на пленниц. Те, в свою очередь, с интересом наблюдали за котенком.

- Что-то я  сильно устал, - пожаловался он подружкам. – Можно, я немножко отдохну у вас? Мне нужен отдых для того, чтобы открыть перед вами мою маленькую тайну.

- Конечно, конечно! – с радостью согласились Бика и Дыня.

Когда в комнату к пленницам заглянули бабушка Мэм с нянечкой, они застали картину, которая повергла их в шок: между двумя собаками, положив голову на болонку, а хвост – на таксу, мирно спал их любимец котенок Пух.

                                                    

                                             5

 

 

Армия и Флот планеты Псов были подняты по тревоге, и в срочном порядке стянуты к собачье-кошачьей границе. Дело в том, что на запросы о состоянии таксы и болонки в плену, на требования немедленного их возвращения, коты ответили такой оскорбительной нотой, что терпение даже у толстокожего Президента планеты Псов шар-пея Складки кончилось,  и он объявил  всеобщую мобилизацию, что по международным законам приравнивалось к  началу  войны. Парламент единогласно поддержал решения Верховного главнокомандующего, оставалась самая малость -  дать команду о вторжении на чужую территорию.

Власти планеты Котов тоже не сидели даром: еще и еще раз  проверены боеприпасы кошачьей Армии, до полного была заправлена сырным бульоном военная техника, пилоты ночевали под крыльями своих готовых к вылету кошколетов, штабы замерли в ожидании часа  «Икс».

Следует заметить, что при всей своей агрессивности противника,  военная доктрина государства кошек,  как и государства собак,  были в достаточной степени гуманны:  убийство исключалось в принципе. Поэтому оружие с обеих сторон носило больше устрашающий характер: пули были резиновыми, которые могли при попадании во врага разве что поставить ему хорошую шишку. Все снаряды с легко разрушаемой оболочкой заполнялись боевыми газами. Притом, у собак это был отравляющий газ «Псинин» с резким, концентрированным запахом псины. Взрыв одного, двух снарядов во вражеской территории должен был вызывать у противника отвращение, граничащее с ужасом, переходящим в панику.

Точно такая же стратегия была и у котов, только боевой газ здесь назывался немножко по другому, но с таким же убийственным, страшным названием «Кошатин», от упоминания о котором все собаки теряли рассудок.

Обстановка накалилась до предела: противники замерли в ожидании сигнала.

Общую предвоенную ситуацию немножко подмочила погода, что некстати  вдруг испортилась над будущим театром боевых действий: не ко времени начали свое столкновение циклоны и антициклоны, проливающие на планеты Псов и Котом обильные осадки в виде дождя. Противоборствующие стороны в спешном порядке покинули боевые позиции, и срочно спрятались в своих комфортных, уютных казармах, конурах и домиках.  Кто же будет воевать с мокрой шкурой?  В этом противники были союзниками.

Только нашим героям такая непогода была на руку, вернее, не лапу: она позволяла незаметно проникнуть на вражескую территорию, и освободить таксу Дыню и болонку Бику из позорного плена.

Для начала ротвейлер Фокс решил устроить маленький потоп неразумным соседям: перекрыть шлюзы, или хотя бы один из них, через которые излишки воды с планеты Котов уходили во Вселенную. Для этой цели были привлечены две дворняжки Шарик и Тузик, обладающие необходимой смекалкой, и, что еще более важно в таком деле, они не боялись грязной работы. А то, что работа будет грязной, известно даже самой последней собаке: необходимо землей засыпать шлюз, устроив на нем временную дамбу. В то же время, Шарик и Тузик были не раз проверены в открытых сражениях с котами, где показали себя мужественными, отчаянными бойцами, не очень-то дрожащими за свою шкуру. Так что в случае провала операции они всегда смогут постоять за себя, дать достойный отпор любой кошачьей своре. Фокс доверял им как себе самому.

Для высадки  диверсантов в глубокий тыл врага был использован всепогодный псалет-бомбовоз с асом-пилотом терьером Глотом за штурвалом. Эта маленькая шустрая собачка обладала звериным чутьем на котов, и не меньшим презрением к ним. На него можно было положиться.

Одновременно старина  Фокс вел и агентурную работу: через подкупленных котов он связался со своим извечным противником и знакомцем рыжим  Байсом, с которым судьба не раз сводила на поле брани.  Наличие шрамов, нанесенных друг другу в бесконечных схватках, вызывали еще большее доверие и уважение старых драчунов. Этим не преминул воспользоваться Фокс.

О своей тайной встрече с Байсом он ни кого не посвятил, тем более нерадивую троицу, что так бездарно проворонила бедных Бику и Дыню.

Дело в том, что взяться за спасение бедняжек заставили и его личные интересы: он был неравнодушен к  их мамам. Его всегда безумно волновали таинственность болонки и кажущаяся открытость таксы. Возможно, если ему удастся спасти их дочерей, то  сможет наверняка рассчитывать на их благосклонность к старому солдату. В душе он был авантюристом, романтиком и ловеласом. Все это очень органично сочеталось в его характере.

Встреча была назначена в полночь на берегу речки Ворчунки, под обрывом. В одном месте, как раз под растущей на берегу крапивой, была неприметная снаружи нора, что вела в пещеру, о существовании которой знали  только два солдата. В нее можно было проникнуть  со стороны речки, и ни как больше. Это место идеально подходило для таких тайных встреч. Никто ни с той, ни с другой стороны не могли бы ни выследить, тем более обнаружить их здесь.

Заговорщики буквально столкнулись лоб в лоб перед входом в пещеру.

- Кто так научил тебя подкрадываться, что я  даже не учуял? – отпрянул от неожиданности в сторону Байс.

- И я тебя не заметил, старина, - комплиментом на комплимент ответил Фокс. – Где этому научился?

- Учителя хорошие были, - с иронией парировал кот. – За каждую ошибку оставляли на память глубокий шрам.  

- И мои учителя тоже особой вежливостью не отличались, -  поддержал его тон и ротвейлер. – Приветствую тебя, старина Байс!

- И я рад тебя приветствовать, старина Фокс! – кот и собака отсалютовали друг другу высоко поднятыми правыми передними лапами.

Когда все любезности были соблюдены, они прошли внутрь пещеры, и приступили к главной теме встречи.

- Зачем я тебе понадобился, старый разбойник? - Байс в уголке вылизывал мокрую шерсть  на себе, с интересом поглядывая на   визави. – Надеюсь, не только для того, чтобы я намочил свою бесценную шкуру в такой дождь, да поздороваться с тобой в это ненастье.

- Нет, конечно, вояка Байс, - собака ни как не могла найти себе удобное положение. – Хотя, если честно, я искренне тебе рад,  и у меня не раз возникала мысль, что не плохо бы было собраться нам, отчаянным воинам, и посидеть, вспомнить былые годы, как мы рвал шерсть клочьями друг у друга. Вот были времена, есть что вспомнить!

- Ты прав, дружище, - поддержал его кот. – Сколько крови зря пролито, и за что, ни кому не ведомо. А времечко было золотое!

- Не будем вышибать слезу из наших глаз, приступим к делу, - Фокс, наклонившись, поведал Байсу суть своей просьбы.

Шум дождя и ворчание воды в реке надежно скрывали голоса заговорщиков, давая возможность сохранить в тайне не только сам факт встречи, но и тему их разговора.

Внимательно выслушав ротвейлера, не перебив  ни единым звуком, кот еще долгое время сохранял загадочное молчание, прежде чем произнес совершенно неожиданные слова.

- Прости меня, старый солдат, но в этом виноват только я.

- Что ты говоришь, дружище Байс? – не поверил ему Фокс. – Так могли поступить только подлые трусы, а ты не такой, я тебя знаю!

- В том то и дело, старина, мне стыдно признаться, но это я виноват, - стоял на своем кот.

- Тогда поясни, в чем дело, - собака теряла терпение от такой неопределенности. – А то все ходишь вокруг да около.

- Только прошу об одном -  выслушай меня, - попросил Байс, боясь поднять глаза на Фокса. – Скажешь потом, когда я все расскажу. Дай слово, что выслушаешь!

- Конечно, даю слово! Но что случилось, я сгораю от нетерпения!

- Несколько дней назад, - начал кот. – Ко мне, ни с того, ни с сего, заехала наша управляющая банком планеты Котов мадам Мэм. Ты, надеюсь, слышал о ней? – Фокс утвердительно кивнул головой, не смея перебивать рассказчика. – Так вот, - продолжил Байс. – У богатых свои причуды, не мне тебе говорить, сам знаешь.  Обратилась ко мне с необычайной просьбой: где-то она слышала, что в приличных кошачьих семьях стало модным заводить комнатных собачек. Так, забавы ради.

- Как комнатных собачек? – взвился от негодования ротвейлер, больно ударившись спиной о каменистый верх пещеры.

- Успокойся, старина! Ты дал слово терпеть, вот и терпи! – напомнил ему кот.

- Говори дальше, - сквозь глухое рычание промолвила собака.

- Не злись, а то ты меня сбиваешь с мысли. Слушай дальше.  Просит меня Мэм достать ей двух собачек небольшого росточка, чтобы не больше котов, и красивеньких.

- И ты согласился? – не выдержал Фокс.

- Конечно, нет! Что я - воришка или солдат? Но тут, дружище, начинается самое постыдное для меня, - голос рассказчика задрожал от волнения. – Она предложила мне такую сумму денег, что я не заработал бы ее за всю свою сознательную жизнь. И это за такое мелочное дело!

- Ну, и! – по телу ротвейлера прошла дрожь.

- И я согласился! – выдохнул Байс.

- Выходит, это ты похитил бедных маленьких щенков? – от негодования голос Фокса рокотал, срываясь на жалкий скулеж.

- Да, я, - не смея поднять голову от стыда, прошептал кот.

- Как ты смел? – Фокс закружил по пещере. – Ты – настоящий воин и солдат, и вдруг предал честь за жалкие, ничтожные гроши!? Ты променял свое имя на шелест купюр!

- Но сумма, сумма, - пытался оправдаться Байс.

- Нет той суммы, нет таких денег, за которые настоящий солдат продает свою честь! О-о-о-о! – завыл от горести настоящий боец и старый вояка Фокс.

- Прости меня, дружище, прости! – в голосе Байса слышалась надежда, последняя надежда спасти свое имя.

- Жаль, что ни кто не видит, - обхватил голову лапами ротвейлер. – Но вот здесь, на моих глазах умер самый лучший и любимый мой соперник, кот, которого я уважал за его бесстрашие, мудрость, за героизм, бескорыстие. Я его ценил как самого себя, если не лучше. И он умер! Все! Не стало моего верного и надежного рыжего старины Байса!  Мир содрогнулся, встал на дыбы и рухнул – честь продали за деньги! – Фокс завыл, как ни когда еще не выл. Так воют только когда теряют самого близкого друга.

Шум дождя, рокот воды в Ворчунке заглушали стоны отчаяния  и безысходности, что издавали заговорщики в пещере под крутым берегом реки. Наконец, кот подошел к всхлипывающему ротвейлеру, и тронул его за плечо.

- Успокойся, дружище Фокс, и выполни мое последнее желание, - обратился он с настоятельной просьбой.

- Я тебе не дружище! – в сердцах воскликнул тот, и сбросил его лапу со своего плеча. – Мой дружище Байс только что умер! Передо мной жалкий рыжий, облезлый воришка!

- И все-таки ты меня послушай! – настойчиво повторил кот.

- Говори, ничтожество! – позволил Фокс.

- Все, что ты сказал, я полностью принимаю,  – начал он. – Ты прав – нет мне оправдания. Сейчас я поднимусь на скалу  Небытия, и брошусь вниз на острые камни.  Но у меня к тебе есть просьба: по старой памяти вспори мне брюхо своими когтями, выпусти кишки из моего ничтожного тела. Пускай хоть последние мгновения на этой земле я проживу,  как полагается боевому коту, и умру как солдат! Надеюсь, за время нашего знакомства я заслужил последнего удара твоей солдатской лапы?

В пещере наступила гнетущая тишина: каждый был занят своими мыслями. Фокс уже готов был предоставить такую честь своему собеседнику, но вдруг к нему в голову пришла одна забавная мысль: а что, если Байс поможет ему в деле спасения бедных пленниц? Он украл, он и поможет спасти! Это как раз и будет искуплением его тяжкого греха! По правде, ему было искренне жаль своего лучшего соперника, и он готов было его и простить. А тут еще и великолепная мысль!

Осененный такой идеей, ротвейлер жестом подозвал к себе кота, и через небольшое время, прижавшись головой к голове, старые вояки выработали  план совместных действий.

А еще через полчаса они уже крепко спали в пещере под шум дождя, прижавшись горячими, испещренными боевыми шрамами,  боками друг к другу.

 

                                          6

 

 

Тиф, Хук и Хват тоже не сидели,  сложа лапы: поняв, что Фокс не посвятит их в свои планы, они решили сами на свой страх и риск идти спасать своих подружек. Первым делом надо было узнать, где содержат бедняжек, а затем и предпринимать на месте необходимые меры по их освобождению. Лучшим средством для этого могла быть только разведка с воздуха.

Выкатив из ангара старенький, но надежный всепогодный псалет-разведчик,  друзья смело взяли курс на планету Котов, невзирая на ночь и сильный дождь. За штурвалом сидел дог, который три раза поднимался в воздух на этом псалете в качестве пассажира, и потому считавшийся лучшим асом среди троицы.

Под крылом промелькнули последние огни родной планеты, и после непродолжительного полета на земле стали видны освещенные населенные пункты котов.

Друзья взмыли чуть-чуть повыше, чтобы лучше разглядеть их и определить, в котором из них томятся в застенках их дорогие Бика и Дыня.

Как не напрягали нюх, как не фильтровали все запахи, что доносились в открытую кабину псалета, ничего другого, кроме запаха влажного воздуха,  друзья учуять так и не смогли.

- Давайте наострим получше уши, может быстрее услышим? – высказал идею доберман Тиф. Вообще-то в эту ночь он был неистощим на идеи, но до сих пор товарищи относились к ним, надо сказать, не очень – просто не брали во внимание очередной бред дружка.

- Стоит обдумать, - на этот раз рассудительный дог не стал отбрасывать предложение Тифа, усмотрев в нем резон. – Но как, если шум ветра и мотора заглушает все звуки?

- Предлагаю выключить двигатель, - не остался в стороне и боксер Хук. – Наступит тишина, и я уж точно со своим обостренным чутьем сумею определить местечко с нашими подружками.

Надо отдать должное боксеру: если в беге, особенно по пересеченной местности, он и уступал догу и доберману, то в вопросах собачьего нюха и чутья ему не было равных среди этой компании.

Видно, само Провидение работало на лапу разведчикам: сначала на щитке приборов загорелась и заморгала какая-то лампочка, потом мотор в псалете вдруг начал чихать, пока совсем не заглох.

- Что это? – не поняли друзья. – Ты уже выключил мотор, Хват?

- Нет. Я, во-первых, не знаю, как его выключать. Это он сам, - пилот только сейчас начал осознавать трагизм своего положения.

- Тогда запускай его! – потребовал Тиф.

- Да я не знаю,  как его запускать, - своим ответом пилот сразил  пассажиров наповал.

- Но ты же запустил псалет, и управлял им, - не могли поверить доберман и боксер. – Как такое могло быть?

- Это все случайно. Я не знаю, как это получилось, - отбрехивался от наседавших друзей Хват.

- Мы падаем! – завопил Хук, первым почувствовавший стремительное падание летательного судна.

- Держитесь! – еще успел дать  последние наставления пилот, как псалет-разведчик с героическим экипажем на борту плюхнулся в огромную лужу на краю какого-то кошачьего катеджного поселка.

Вода тотчас хлынула в кабину, подмочив не только репутацию незадачливых героев, но и их самих.

А псалет, тем временем, уже закачался на волнах как настоящая лодка. Друзья взобрались на фюзеляж аппарата, и принялись тщательно осматривать окрестности, и вырабатывать план дальнейших мероприятий.

Вокруг простиралась водная гладь, только чуть впереди по курсу в ночном небе маячили башенки какого-то большого строения.

-Надо разведать местность, - мокрый, продрогший доберман Тиф не мог сидеть без дела сложа лапы. Его деятельная натура требовала движений.

- Тебе и карты в руки, - поддержали его дог и боксер. – Только смотри, не вляпайся в какую-нибудь авантюру. На это ты большой мастер, - предостерегли они товарища.

- Не учи ученого! – разведчик очень болезненно реагировал на все критические замечания в свой адрес. – Лучше займитесь псалетом: установите причину поломки, и научитесь хорошенько им управлять, - последняя реплика явно была адресована грамотею и задаваке Хвату.

Оттолкнувшись от борта аппарата, Тиф бесстрашно бросился в лужу, и поплыл к берегу, по-собачьи молотя лапами по воде.

                                                           7

  

Откуда было им знать, что эта лужа образовалась в результате осуществления плана старины Фокса по затоплению планеты Котов.

Терьер Глот, в отличие от дога Хвата, свой псалет-бомбовоз водить умел искусно, и, поэтому,  в назначенный срок он точно вывел   летательный аппарат в заданную точку, и благополучно высадил диверсантов Шарика и Тузика к каскаду шлюзов на краю вражеской планеты.

Пока немногочисленная охрана дралась в отчаянной схватке с Шариком и Глотом, (последний  ни как не мог оставить товарищей в беде, и отсиживаться в кабине ), Тузик ценой неимоверных усилий загребал лапами очередную, пятую по счету, платину.

Увлеченные баталией, собаки не сразу расслышали звуки морского кошкокатера-охотника, что стремительно приближался  к месту драматических событий: это охрана шлюзов в последний момент смогла вызвать подкрепление.

Силы явно были неравные, и численное превосходство котов начала сказываться на ходе сражения: шаг за шагом Шарик и Глот сдавали свои позиции, все ближе и ближе подступая к псалету. Коты, в свою очередь, мало того, что освобождали платины от непрошенных гостей, так  они намеревались взять в плен диверсантов вместе с их летательным аппаратом. Трофей обещал быть достойным!

Забросав пятый шлюз, и устроив из него платину, Тузик бросился на помощь товарищам. Его хватка и бойцовский опыт были как нельзя кстати: противник дрогнул! Окрыленные, собаки пошли в наступление по всему фронту, тесня котов  к кошкокатеру.

Во время схватки в голове Шарика родилась шальная идея: а что, если захватить в плен морского охотника? Вот будет хохма!

Воспитанник и друг Фокса, участник всех совместных с ним баталий, Шарик тоже в душе был авантюристом: ни одна, даже самая сладкая косточка не заменит ему ощущения истинного риска, свойственного только настоящим бойцам!

Вкратце поведав товарищам по оружию о своем плане, и получив их согласие, пес решительно пробивался сквозь заслон котов к катеру. До него оставалось каких-нибудь два, три собачьих прыжка, как в ход сражения вмешался оставленный на морском судне котенок-юнга Салага.

До этого наблюдавший за битвой со стороны, страстно желавший помочь своим товарищам, в душе лелеющий голубую мечту о подвиге, юный моряк увидел, что ему угрожает опасность. В спешном порядке развернул носовое орудие, хорошенько прицелился, и в тот момент, когда Шарик уже прыгнул, чтобы вскочить на борт корабля, выстрелил! Резиновая пуля сразила противника в полете: она попала ему точно в лоб!

Еще в воздухе перед глазами Шарика завертелись огненные круги, его отбросило назад, и уже на землю он опустился не на четыре лапы, а постыдно на глазах у противника шмякнулся всем своим весом на поле брани.

Коты ликовали! Окрыленный успехом, и уже мечтавший о награде Салага, опять зарядил орудие, и очередным выстрелом угодил Тузику прямо в бок, серьезно нарушив ему дыхательный процесс. Радости котов не было предела: они орали так, как не орали еще ни разу в жизни даже во время  любовных мартовских утех.

Трезво оценив обстановку, собаки поняли, что следующим выстрелом может быть выведен из строя их пилот терьер Глот, тогда точно им обеспечен позорный плен. Такого старые вояки допустить не могли!

Не сговариваясь, Тузик и Глот подхватили все еще не пришедшего в себя Шарика подмышки, и в спешном порядке бросились к спасительному псалету-бомбовозу.

Пилот знал свое дело туго: несколько котов успели вскочить на крыло, и уже на рулящем самолете отвешивали собакам увесистые оплеухи, в том числе и самому пилоту, но это  не помешало поднять ему летательный аппарат в воздух, и уже оттуда сбросить противника  с хвоста.

Просто так позорно бежать с поля боя не позволяла собачья воинская честь, и они решили  отомстить своим врагам. Поскольку они летели на бомбовозе, то решили использовать его по прямому назначению. Сделав для верности пару кругов над вражескими позициями,  Глот с превеликим удовольствием сбросил на них целых три бомбы с «Псинином».

С какой радостью наблюдали с воздуха три бойца, как в панике разбегались коты, зажав свои носы от резкого, отвратительного запаха боевого отравляющего оружия!

                                             8

 

Кошка Мэм и нянечка застыли на пороге комнаты пленниц: их любимец, их отрада, их умница котенок Пух лежал рядом с этими грязнулями, с этими невоспитанными, агрессивными  собаками! Что они сделали с ним?

Только присутствие нянечки не позволило Мэм рухнуть в обморок: ее статус не давал ей  расслабляться даже в таких ситуациях. 

Старая няня бесстрашно кинулась к своему воспитаннику, и вырвала его из объятий врага. Пленницы в недоумении уставились на котов, только Пух не потерял здравый рассудок.

 - Бабушка, бабушка, - закричал он. – Знакомься – это мои друзья! – он освободился  из-под опеки, и весело бегал между враждующими сторонами.

- Какие друзья? – Мэм ни как не могла понять, о чем говорит ее внук.

- Ну, как же, да вот же они! – восторженно продолжал котенок, показывая на собачек. – Вот эта беленькая красавица Бика, а вот та маленькая и длинная красавица и умница Дыня.

- Постой, постой! Это с каких таких пор этих дикарок ты стал называть друзьями? – ужас ни как не хотел покидать тело и душу бабушки Мэм. – О чем ты говоришь, мой котеночек? Этих собак надо сейчас же изолировать!

 - Да, да, госпожа Мэм! – вторила ей старая няня. – Сейчас же надо вызвать этого разбойника Байса, и пускай он их проучит!

Безмолвные, пленницы сидели, тесно прижавшись друг к дружке, ощущая через шкуру страхи подруги по несчастью. Они боялись и слово вымолвить в присутствии грозной кошки Мэм, одно имя которой вызывало священный трепет в этом замке. Только котенку Пуху все было нипочем: он шариком носился от одной враждующей стороны к другой, пытаясь помирить и подружить два совершенно противоположных лагеря.

-Мы же похожи, бабушка! – кричал он, тыкая в нос фотографию шиншиллы, и показывая на болонку. – Ты посмотри, как они похожи, ведь, правда?

Старая няня уже давно заметило сходство между пленницей Бикой и развратницей Бубу, которую она в открытую недолюбливала за ее жеманство, позерство и неприкрытый флирт с котами. Да и гладкошерстная жена садовника Дыма сплетница  Груня была точной копией таксы Дыни, только чуть-чуть покороче, да  уши не такие большие. А в остальном – не отличишь. Такая же наглая длинная рожа, которая сует свой нос туда, куда ее совсем не просят. До всего ей есть дело, всех готова поучать. Не далее как вчера нашептала хозяйке на ухо, будто няня любезничала с ее мужем садовником Дымом. Да как она могла такое сказать? Если хотите, то разбойник Байс ей больше по душе. Вот с ним бы она полюбезничала, невзирая на возраст. А Дым только и может, что хвастаться старыми успехами. Одним словом – собака, а не кошка.

Однако властительнице такое сказать она не смела, боясь ее гнева, и досрочного расторжения контракта. А где найдешь еще такую хорошую, непыльную работу? Вот то-то и оно! Лучше попридержать язык за зубами.

Приняв такое решение, она поджала хвост, и молча наблюдала за развитием событий.

- Ты еще несмышленыш, - убеждала внука бабушка Мэм. – Не могут коты быть похожими на собак. Поэтому, дружить с ними ну ни как нельзя. Это опасно для жизни!

- Уважаемая бабушка Мэм! – официально обратился он к ней: все-таки сказывалось светское воспитание. – Твои взгляды на жизнь котов и собак уходят в прошлое. Мне это неудобно говорить, но это так. Сколько можно искать врагов среди своих соседей? Мое поколение выбирает мир! Подтверждением тому являются эти две миленькие, воспитанные красавицы. Я, мы уже подружились друг с дружкой, и готовы дружить и домами. Слово за вами – взрослыми, - закончил Пух на высокой ноте.

- Караул! – заверещала Мэм. – Караул! Крамола! Рушатся вековые устои! Все сюда! – судя по всему, слова ее внука о мире котов с собаками лишили ее разума, рассудок помутился в голове консервативной кошки. – Я не потерплю предателей в своем доме!

- Ах, так! – нашла коса на камень! – Жить в одном доме со вздорной, деспотичной кошкой выше моих сил!  Я ухожу с Бикой и Дыней к ним, на планету Псов!

На крики банкирши Мэм сбежались все домашние с прислугой, столпились в коридоре перед комнатой пленниц.

- Во всем виноваты эти две собаки! – категорично заявила сестра Пуха  кошечка Бусинка. – До их появления в доме царил мир и порядок!

- Я давно утверждал, что с ними надо было поступить очень строго – не выпускать из клетки. Только в железной клетке место собакам! – молодой холеный черный кот не терпел иного мнения.

Возможно, скандал разгорался бы и еще дальше, и неизвестно, чем бы он закончился, если бы в коридор, а потом и в комнату не стала проникать вода.

- Караул! Спасите! Наводнение! Потоп! – орали все коты разом, и каждый в отдельности.

В панике все бросились на верхние этажи, а некоторые даже забрались в башенки на крыше замка. Только две пленницы оставались в комнате, да их новый верный друг Пух не поддался общему настроению, и сохранил здравый рассудок.

Он уже пытался отвязать поводки, которыми бедняжки были привязаны к стене, как в комнату ворвался Байс.

- Я помогу тебе, малыш! –  с порога заявил он. Решительность, с которой старый солдат делал свое дело, понравилась котенку.

Но пленницы узнали своего похитителя, и завизжали от страха что есть силы.

- Успокойтесь, я от старины Фокса! – как пароль и гарантию безопасности произнес он имя их общего знакомого.

Заверения Байса возымели магическое действо, и девчонки разом замолчали, полностью доверив свою судьбу этому загадочному воину.

Когда все уже было готово к побегу, дорогу пленницам и Байсу перегородил котенок Пух.

- Я полностью на вашей стороне, Учитель! Пленницы – мои друзья! Но вы не прорветесь сквозь охрану! – со знанием дела поведал он. – Я готов оказать вам помощь!

- Слышу голос настоящего мужчины! – Байс всегда ценил мужество, кто бы его ни проявлял. – Веди нас, мы вверяем свои судьбы в твои лапы!

- А нельзя ли захватить с собой мой поводок? – Бике было жаль расставаться с такой красотой. – Он так  изумительно  сочетается с цветом моих глаз, и удачно гармонирует с цветом моей шерстки, - кокетливо закончила она.

- Каприз дамы – повод к действию настоящего кавалера! – преподал урок галантности старый вояка, и вместе с поводком последовал за маленьким проводником.

Они долго, осторожно и с опаской пробирались по многочисленным коридорам, поднимались по винтовым лестницам, пока не оказались в угловой башенке на крыше замка.

Убрав за собой приставную лесенку, беглецы наглухо закрыли входные двери, и стали располагаться на ночлег. Здесь на ближайшее время они могли чувствовать себя в относительной безопасности.

- Это мое любимое местечко, - похвастался Пух, проведя импровизированную экскурсию по внутренним покоям башенки. – Здесь я часто размышляю, и просто отдыхаю от мирской суеты.

- А в обители местного отшельника случайно не завалялась головка сыра? – на всякий случай спросил Байс. – Я как-то не привык делать серьезные дела на голодный желудок, - выдал он профессиональную тайну.

- Обижаете меня, Учитель! – котенку льстило такое общество, и он рад был угодить каждому. – Мало того, что у меня здесь в укромном местечке припасены несколько головок сыра разных сортов, так и еще есть дюжина пальмовых орехов с молоком и сметаной внутри.

- Я тоже не отказалась бы от сахарной косточки, - напомнила о себе болонка. – Уже почти сутки мы с Дыней сидим на вынужденной диете – голодаем.

- Да, да, - такса не преминула вставить словцо. – Нас здесь так любезно приняли, что даже ни разу не предложили поесть.

- Извините, девочки, но о вас я не подумал, - Пуху было неудобно показывать себя таким негостеприимным хозяином особенно перед Учителем, но ничего поделать с собой не мог: собачьего корма у него на самом деле не было.

- Помнится, наш общий знакомый, а мой лучший соперник, старина Фокс, - приступил к воспоминаниям Байс, – захватил в качестве боевого трофея несколько молочных орехов, а мне великодушно бросил горсть собачьих хрустяшек.

- Оставьте, старина, ваши былые подвиги, - капризно промолвила такса. – К сожалению, ими сыт не будешь.

- Ты, красотка, не до конца дослушала меня, - кот никогда не упускал возможности преподать урок вежливости кому бы то ни было.- Я еще не все сказал.

- А вас в школе не учили хорошим манерам? – не стерпела Дыня. – Не забывайте, вы разговариваете с дамами.

- Видите ли, дитя мое, - старому вояке доставляло огромных усилий выдержать хамский тон со стороны этой длинной мыши, но слово, данное Фоксу, было превыше его чувств и эмоций. – Меня учили не перебивать старших! – на пределе своих сил выдохнул он.

- Тише, тише, друзья мои! – Пух первым почувствовал напряжение в отношениях его гостей, и, на правах хозяина, принялся улаживать их. – Мы слушаем вас, Учитель.

- Так вот, - продолжил Байс. – Я попробовал хрустяшек, и, представляете, до сих пор не умер! Вполне достойная пища, особенно если нет выбора. А Фокс с удовольствием отведал молочка и сметаны. И тоже жив пока, лап не протянул.

- Это вы к чему? – болонка брезгливо поджала губки. – Хотите предложить нам свои отвратительные орехи, или, того хуже, ваш сыр?

- Милочка моя! – покровительственно заметил старый солдат. – Захочешь есть, съешь и хвост своего соседа!

- Фи! – отвращение исказило мордашку Бики. – Солдафон!

- А я горжусь этим прозвищем! – выпятил грудь вояка Байс. – Да, я горжусь этим, и наверняка знаю, что этим гордится и старина Фокс!

- Давайте приступим к приему пищи, и не будем делать скоропалительных выводов, - опять отличное светское воспитание выручило котенка Пуха, и помогло компании от слов перейти к делу.

Сначала Бика и Дыня воротили нос от предложенных молока и сметаны, потом голод сыграл свою роль: поборов брезгливость, зажав носики,  кончиком язычков собачки попробовали яство.

Через минуту, забыв о присутствующих здесь котах, они наворачивали молоко и сметанку, надежно обхватив орехи своими лапками.

Мудрый старый солдат молча наблюдал со стороны, и только понимающая улыбка нет-нет, да касалась  его плотно сжатых губ.

Всю обедню испортил хозяин котенок Пух: роясь в продуктах, он обнаружил дохлую мышь, и, не думая, выбросил ее в сторону собачек, прямо им под ноги.

Такого крика не слышал даже закаленный в боях, прошедший не одно сражение, старый вояка Байс!

 

                                                      9

 

Тиф обнюхивал и помечал очередной угол замка, пытаясь учуять присутствие здесь их подружек, как вдруг, прямо над его головой,  услышал душераздирающий крик Дыни и Бики. Шерсть встала дыбом, непроизвольно оскалились зубы: сомнений быть не должно – это они, милые болонка и такса!

- Гав! Гав! Гав! – подал сигнал разведчик, оповещая пленниц о своем присутствии здесь, у стен обители.  Сразу же отозвались ломким басом  Хват, и фальцетом Хук, оставленные для охраны псалета.

Не раздумывая, дог и боксер бросились в воду, и, что есть силы, поплыли на зов своих сородичей, искренне пологая, что они без их помощи не смогут обойтись.

Пролетавшие в этот миг над замком диверсанты Глот, Шарик и Тузик тоже услышали собачьи крики отчаяния, разносившиеся до поднебесья.

Еще не остывшие от предыдущей драки, жаждущие праведной мести псы, без промедления ввели бомбовоз в глубокое пике, и приводнились рядом с разведчиком дога, добермана и боксера.  Девиз «Собаки своих в беде не оставляют» сработал как ни когда четко и вовремя!

Сидевший в засаде, и поджидавший своего боевого товарища Байса с пленницами, Фокс тоже не смог остаться безучастным к судьбе своих соплеменников: издав устрашающий, воинственный клич,  он вторгся на территорию врага, готовый ценою собственной шкуры отстоять собачью честь.

Обитатели замка, напуганные наводнением, сгрудились на верхних этажах. «Мокрая кошка» - нет и не может быть оскорбительней выражения для котов. А тут  к стихийному бедствию дополнился собачий лай сверху и с боков замка. Это еще больше посеяло панику среди кошачьего племени, и они тоже заорали так, что своим криком заглушили все остальные звуки.

- Окружили, собаки окружили! – больше всех вопила банкирша Мэм, переживающая за своих сородичей, а еще больше – за свое состояние.- Агрессия, грязная агрессия! Я оставляю за собой возможность жаловаться на неправомерные дела собак в международный суд по правам животных!

На разные голоса с не меньшим отчаянием вопило и ее окружение, создавая обстановку всеобщего хаоса.

К счастью заваривших эту кашу собак и котов, их войска находились в теплых, уютных казармах по обе стороны границ, и не могли принять участие в этом бедламе: боевым уставом им запрещалось воевать в ненастную погоду. Только поэтому не случилось межпланетного столкновения противоборствующих государств.

В этой взрывоопасной обстановке здравый рассудок и завидное спокойствие сохранили Байс с Пухом с одной стороны, и Фокс – с другой.

Если котенок сразу же стал успокаивать напуганных девчонок, объясняя им суть есть мышь, то Байс вылез на крышу оценить ситуацию, и принять решение.

К этому времени вода с планеты Котов стала постепенно уходить. Видимо, шлюзы были очищены и излишки влаги устремились, как и положено, во Вселенную, освобождая подтопленную землю. Жизнь опять налаживалась, входила в свое спокойное русло. Вот только надо было срочно уладить не вовремя возникший конфликт между соседями.

Понимая важность своей миссии перед котами и собаками, старый воин и дипломат не спешил, а  хорошенько, обстоятельно обдумывал, окидывая с высоты острым взором все окрест.

Два псалета у стен замка, шесть собак, Фокс, летящий стремглав сюда же - ни что не осталось без внимания  бдительного стража Байса.

«Только не допустить драки, - мысль, как заноза, засела  в голове солдата. – Это испортит хрупкий мир.  Со своей стороны я смогу сделать все, чтобы коты не потеряли голову. А вот Фокс сможет это же сделать с собаками  или нет?» - волновался старый драчун и забияка.

- Что случилось, старина? - с высоты кот окликнул Фокса. – Кого пугаешь своими клыками?

- А, это ты, - тяжело поводя боками, собака села на клочок сухой земли. – Мне показалось, что кричали пленницы.

- Они испугались дохлой мыши! – успокоил его товарищ.

- Надеюсь, у вас хватила ума не кормить собачек вашей любимой пищей?

- Обижаешь, дружище! – кот красиво, грациозно спрыгнул с крыши, показав попутно великолепные акробатические способности.

- Ну,  ты и мастер! – собака по достоинству оценила умение  Байса. – Я так  не смогу!

- Где уж вам, мешкам с желудками, - не преминул пошутить кот над своим противником.

Доберман Тиф давно заприметил рыжего здорового кота на крыше замка, и вместе с друзьями решили использовать его как разменную монету в торгах за болонку и таксу. Надо  было только спустить его на землю, но как? В принятии столь ответственного решения принимали участие не только команда разведчиков, но и диверсанты. Хорошо знавший Байса по совместным дракам Шарик сначала выразил сомнение в успехе операции. Уж кто-кто, а этот рыжий забияка сумеет за себя постоять! Но под напором веского довода молодого, но наглого дога Хвата сдался, приняв сторону большинства. А этот наглец нашел таки слабое место у проверенного бойца.

- Неужели ты трусишь? – более подлого вопроса задать нельзя было. Пришлось согласиться.

Решено было направить на кота сначала одного добермана Тифа: он увяжется в драку,  а тут подоспеют его товарищи, и кот в собачьих лапах! План как прост, так и гениален!

Не успел Байс обменяться любезностями с соперником ротвейлером, как из-за угла на них вылетел Тиф, готовый грудью сбить противника на землю, и подмять его под себя. Но кто же знал, что здесь ожидает его такое разочарование?

- Фу! – грозная команда Фокса остановила решимость бойца прямо в воздухе. От неожиданности доберман споткнулся при приземлении, и растянулся у ног старых солдат. – Сидеть! – очередная команда Учителя заставила усмирить все бойцовские чувства, и занять удобную для обучения позу. – Молодец! – отметить успехи ученика, тем более при посторонних, ротвейлер считал своим первейшим долгом. – Эта пара ушей, надеюсь, не помешает нашей беседе? – обратился он уже к Байсу.

Кот окинул критическим взглядом щенка, зачем-то заглянул ему в пасть, и только после этого соизволил ответить.

- Судя по его атакующему стилю, - со знанием дела начал старый забияка, – ум этого молодого бойца остался за углом замка рядом с его товарищами. Если, конечно, он у него был - этот ум. Поэтому, дружище Фокс, пускай-ка он вернется на исходный рубеж, вставит свои мозги на место, и переваривает мои слова. До серьезных дел пока не дорос! – постучал он лапой по голове добермана. 

Оскорбленный, униженный Тиф имел вид хуже любой побитой собаки. Сейчас его мучил один вопрос: видели или нет его позор товарищи? А они готовы были в любой момент прийти на помощь, и ждали только сигнала. Но его не было, а был их друг Тиф с поникшей головой и загадочной фразой:

- Там  старина Фокс, и вам лучше туда не появляться!

Наваливаясь один на другого,  и,  мешая друг другу, собаки выглядывали из-за угла, стараясь получше рассмотреть встречу двух прославленных воинов. Однако из-за личной неорганизованности ни увидеть, ни, тем более, услышать, что-либо они не могли, и, поджав хвосты, покорно уселись ждать развязки.

                                                    10

 

Тем временем банкирша Мэм  пришла в себя после наводнения и нашествия собак, и послала охранника  Буса отыскать и привести живым или мертвым ее любимого котеночка Пуха, который исчез неизвестно где с этими гадкими собаками.  

Обладающий довольно хорошим нюхом, кот быстро отыскал убежище котенка и его друзей. Но вот тут-то он столкнулся с непредвиденными трудностями: ни Пух, ни собачки не открыли вход в башенку, и не пожелали покидать свое укрытие, пока не будут выполнены их требования! Об этом тут же было доложено бабушке Мэм, после чего она в очередной раз впала в истерику, и прислуга была вынуждена вызвать кошкокарету скорой медицинской помощи.

Доктор Ласка очень хорошо знал свою пациентку, и поэтому быстро привел ее в чувство, не упустив попутно дать ей один мудрый совет.

- «Устами младенца глаголет истина» - не нами придумана, и не нам ее отменять!

- Вы хотите сказать, - кошка с недоверием посмотрела на доктора. – Что я должна пойти на уступки этой зарвавшейся молодежи, и поступиться своими принципами в отношении собак?

- Да, именно это я и хотел сказать. Берите пример с нас, врачей! Лично мне абсолютно безразлично, кого лечить. Я готов оказать медицинскую помощь любой собаке! – патетически воскликнул он.

- Но это выше моих сил! И, потом, вековые устои! Их то не сбросишь, - кошка была непреклонна.

- Ни что не вечно под луной! – изрек доктор Ласка очередную мудрость. – И наши устои в том числе.

- Но даже если я соглашусь, это не факт, что мою позицию поддержит последний из династии Президентов планеты Котов  мейн-кун Черныш.

- Вы не забывайте, мадам, что он является президентом демократической страны, где мнение народа – закон! – столь веский  довод убедил кошку, и подвиг ее к действию.

- Хорошо! Я согласна!  Ведите меня к заговорщикам.

На площадке перед входом в башенку столпилась масса совершенно ненужных зевак, которые ни как не могли помочь переговорному процессу, поэтому Мэм без промедления прогнала всех лишних вниз, оставив рядом охранника Буса и нянечку  Пышку.

- Радость моя! – обратилась она через дверь к Пуху. – Что ты хотел мне сказать?

- Я хочу, что бы ты изменила свое отношение к моим друзьям, - в голосе котенка не было ни капельки унижения или просьбы. Это было требование! – Ты не знаешь, как это унизительно сидеть на поводке. А ты посадила таких милых собачек на привязь, лишила их свободы.

- Хорошо, хорошо, мой милый! – после минутного замешательства, кошка опять взяла себя в лапы. – Я прикажу Байсу вернуть этих гнусных подстрекателей обратно!

- Поздно, бабушка Мэм! – за дверью послышались неразборчивые голоса, переходящие в шепот. – Пора прекратить вражду между планетами. Мы хотим жить в мире! – на одном дыхании произнес Пух, – а Бика и Дыня очень милые и хорошие, и вовсе не гнусные!

- Но это не в моих силах, мой котеночек!

- В таком случае мы готовы говорить только с представителями двух планет – Псов и Котов, – последовал из-за двери голос котенка.

- Да, да! – подтвердила и Дыня. – Здесь я слышала  голос Фокса, я хочу видеть и его на переговорах.

- И Байса! – добавила Бика.

Когда необходимое количество переговорщиков собралось на лестничной площадке, из башенки последовал очередной ультиматум.

- Мы требуем беспрепятственного передвижения всех на гору Согласия и Раздора, и проведения там межпланетного форума Примирения с участием представителей  двух сторон, -  голос Пуха дрожал от волнения. Впервые в жизни ему приходилось принимать столь ответственные решения, взваливать на свои хрупкие плечи котенка  большие государственные дела. Только святая вера в свою правоту, и безоговорочная поддержка его идей новыми друзьями придавали ему силы, вселяла уверенность в успехе этого трудного предприятия. – Там я выступлю с программной речью, и с удовольствием предоставим слово всем желающим, кто поддерживает нашу идею межпланетного Примирения.

- Вот так заварили вы кашу, друзья мои! – старина Фокс был в высшей степени удивлен таким исходом дела. – Хотя рациональное зерно в этом есть. Но что скажет народ? Это и мне становится интересным. Как думаешь, старина Байс?

- Не знаю, не знаю. Госпожа Мэм уже теряла сознание от такой перспективы, а что будет дальше -  не может сказать ни кто, - кот чесал свою рыжую голову, пытаясь предугадать ситуацию. – Хотя и я в принципе не против такого развития дел.

- И это я слышу из уст самых отчаянных и мужественных воинов двух планет? – хозяйка замка все еще пыталась превратить это в игру, в детскую шалость. – Вы, воины, поддерживаете идеи детей? А где же ваш воинственный пыл, честь, а где же ваше мужество?

- Мадам, - Фокс был предельно корректен в обращении с дамой. – Убедительно прошу не трогать нашу воинскую честь!

- Вы знаете, - поддержал ротвейлера кот Байс. – Что самые мирные члены любого общества – это солдаты!  А самые воинственные – бездарные политики, которые твердо уверены, что их шкура в развязанной ими схватке не пострадает.

- Мы построим такое общество, где любая война станет невозможна,  - дверь в башенку открылась, оттуда вышли котенок Пух и собачки. – Все на гору Согласия! – воскликнул малыш.

Тиф, Хват и Хук бежали впереди всех, чтобы оповестить планету Псов о предстоящем форуме. Это поручение им дал старина Фокс, и очень попросили Бика с Дыней.  Как всегда доберман вел за собой своего вечного соперника и верного друга дога.  Замыкал процессию боксер, который не переставал верещать на всю округу о нарушении правил собачьих гонок, и сетовал на свои чуть коротковатые ноги. Однако сил, бороться с друзьями в соревновании на скорость,  ему придало  внимание болонки, которая успела лизнуть его в нос перед стартом. Такой собачий поцелуй много стоит!

                                                      11

 

 

Даже солнце в этот день взошло по иному:  чтобы ни кого не обидеть, оно одновременно осветило планеты,  щедро, в равной степени одарив их своим светом и теплом. И это было хорошим знаком: сама природа была на стороне инициаторов сближения, и  предвещала успех форуму.

На освещенной стороне горы были заранее  установлены ложи для вип-персон, трибуны, места для различных комиссий и независимых наблюдателей, членов Общественных палат, экспертов.

Для остальных участников были расставлены мягкие удобные сиденья с встроенными микрофонами, графинами с водой и карманами с хрустяшками и кусочками сыра, заранее расфасованных по порциям.  

Места зевакам и просто зрителям располагались позади участников, и ни чем не оборудовались.

На всякий случай между представителями двух планет пока еще сохранили узенькую полоску границы, поэтому псы сидели отдельно от котов.

Ждали президентов: именно их присутствие являлось обязательным, и их мнение должны были сыграть решающую роль.

Первым спустился с небес президент шар-пей Складка: его доставили на специальном псалете с вертикальным взлетом и посадкой. Окруженный преданными лабрадорами, он гордо прошествовал на свое место в собачьем секторе.

Последний из династии президентов планеты Котов мейн-кун Черныш прибыл соответственно своему порядковому номеру и титулу в роскошном кошкомобиле, с бронированными стеклами, со встроенным в салоне вертикальным кожаным чехлом для президентского хвоста с принудительной вентиляцией, инкрустированным редкими драгоценными камнями. В отдельном кошкомобиле везли специальную ческу для шелковистой нежнейшей  шерсти избранной особи. 

Распорядителем от планеты Псов был назначен начальник местной полиции бульмастиф Гром, со стороны соседей -  начальник полиции нравов стройная и изящная сиамская кошка  Душка.

- Прошу внимания, уважаемые участники форума! – громко, как только мог позволить природный дар, начал Гром. – Впервые за одной чашкой собрались представители двух, доселе враждующих, обитателей планет – котов и собак.

- Впервые эти два вида мирно соседствуют друг с другом, не оскаливая на соседа зубы, - приятный, нежный голос сиамской кошки ласкал слух окружающим. – Слово предоставляется инициативной группе котенку Пуху и его друзьям таксе Дыне и болонке Бике!

- Здравствуйте, уважаемые взрослые! – котенок явно волновался. – Мы искренне рады приветствовать вас на этом мероприятии, и, тем не менее, удивляемся, почему здесь не присутствует молодежь? Я имею в виду различные комиссии и экспертов. Судя по качественному составу достойных органов, только старшее поколение способно вершить судьбы планет. И, как следствие, судьбы их обитателей. Но это совершенно не так. Мы являемся свидетелями бесконечной вражды, посеянной недальновидной политикой старших властителей котов и собак,  - судя по всему, докладчик решил в самом начале заявить о подрастающем поколении как о мощной силе. – Кто-то когда-то решил, что коты и собаки должны вечно враждовать между собой, рвать клочьями шерсть друг на друге. Но это историческая ошибка, и мы готовы ее исправить!

Пух расхаживал за трибуной, сыпал цитатами из классиков, притом, как из той, так  и с другой стороны. Все-таки хорошее воспитание в сочетании с прекрасным обучением еще раз доказывали, что будущее – в надежных лапах!

- Ах! Какой красавчик и умница наш Пух! – кошка Мэм млела от счастья, наблюдая за котенком. – Мое воспитание! – не преминула похвалить и себя.

- Посмотрите на меня, - болонка Бика явно красовалась за трибуной, выставляя себя во всей красе. – Многие породы котов похожи на нас, собак, а мы похожи на них. У нас очень много общего, и очень мало отличий. Что нас разъединяет? – задала она риторический вопрос, обращаясь к участникам форума, и, в первую очередь, к президентам. – И потом, коты, как и мы не обделены хорошим вкусом! – явно намекнула на подаренный ей поводок. - Это один из главных поводов к заключению межпланетного мира!

Потом начались вопросы с мест. Причем, задавать их могли не только участники, но и зрители.

 - Позор предателям Родины! – первым выбежал к трибуне министр обороны планеты Котов, командующий боевыми котиками абиссинец Мартин. – А как же мы - боевые котики?

- Да, да! Не забывайте об армии! – поддержал коллегу министр национальной обороны планеты Псов бультерьер  Глот. – Да мы любому перегрызем глотку, кто нарушит вековые устои нашего государства!

- А вот тут вы не правы! – на трибуну взобрался доктор Ласка. – Не ваше собачье дело решать государственные дела! На это есть политики и воля народа! Я полностью поддерживаю идею всеобщего мира! Прошу ставить на голосование.

- А что делать тем, у кого чешутся когти? – с места поинтересовался доберман Тиф.

- Мне кажется, что это хороший вопрос, - кот Байс взобрался на трибуну, готовый высказать свое мнение на сей счет. – Предлагаю проводить спортивные соревнования, турниры, где каждый может показать свои способности, и найти выход своей агрессии.  

- Поддерживаем! – раздавалось с мест, притом, как со стороны и котов, так и собак.

- Но чаще всего войны начинают политики, - вставила свое слово кошка Мэм. – Тогда как быть?

Легкий ропот прокатился по присутствующим, и все взоры как один устремились в сторону президентов. Однако они хранили гробовое молчание. Тогда слово взял ротвейлер Фокс.

- На этот случай у меня есть предложение: отправить такого политика с его врагом на необитаемую планету, и пусть себе дерутся там, сколько душе угодно.

- Ура старине Фоксу! – неслось со всех сторон. – Ах, как хорошо придумал! – Пускай дерутся, только нас не трогают! Сами спровоцировали, сами и расхлебывайте!

- Почувствуйте свою политику на собственной шкуре! – гудела толпа.

Еще долго зрители и участники форума обсуждали предложения инициативной группы, пока распорядитель бульмастиф Гром не поставил на голосование.

- Но еще не сказали своего слова президенты, - кошка Душка не теряла нить управления. - Слово предоставляется президенту планеты Псов!

Зрители и участники замерли, и уставились на  мудрого шар-пея Складку.

- Избранный вами на всеобщем голосовании я поддержу мнение моих избирателей, какое бы оно не было!

- Ура президенту! – скандировала толпа.

- Что скажет президент планеты Котов? – распорядитель Глот четко знал свои обязанности.

- Решение большинства будет для меня законом! – мейн-кун Черныш закончил свою речь с высоко поднятым хвостом.

- Слава Чернышу! – зрители взорвались овациями. – Да здравствует мудрость президентов!  - неслось со всех сторон.

Было принято решение с этого момента прекратить все драки, войны между собаками и котами. Отныне все споры будут решаться в судебном порядке, но не в коем случае военным путем. Для этих целей тут же был сформирован и утвержден состав международного суда для разрешения возникающих конфликтов.

Всеобщее ликование охватило всех присутствующих! Этот день решено было отмечать как красный день календаря, и отныне он объявляется выходным.

По случаю всенародного праздника были накрыты огромнейшие поляны, где выставились всевозможные яства. Народы двух планет ликовали и праздновали такое событие почти целый день. Собаки с аппетитом пожирали сливки и сметанку, предложенных котами, а те в свою очередь, с удовольствием разгрызали молоденькие сахарные косточки.

                                         12

 

 

Солнце катилось  к закату, раздаривая на прощание свои ласковые лучи всем без исключения жителям планеты, как вдруг что-то просвистело над ней доселе неслыханным звуком. Коты и собаки сгрудились в одну огромную толпу, тесно прижимаясь друг к другу. Вот звук появился опять: приближаясь, он переходил в свист, больно бил по ушам, заставлял трястись все внутри, наводил ужас на обитателей планет. Казалось, еще мгновение и начнет лопаться земля, тела котов и собак стали дрожать, готовые разорваться изнутри.

Пух, Бика и Дыня тесно прижались, закрыли глаза и ждали чего-то страшного, неотвратимого, что должно было вот-вот случиться.

Даже проверенные бойцы Фокс и Байс, что тихо беседовали до этого под кустом жасмина, вспоминая былые года и наслаждаясь нежнейшим запахом цветов, и то задрожали от страха, ощерились, не в силах вернуть на место вздыбленную шерсть. Холодок коснулся и их солдатских душ.

Охрана президентов своими телами прикрыли патронов, стараясь быстрее вывезти их из опасной зоны.

- Ракета, это ракета! – раздался вдруг голос Фокса, который, превозмогая собственный страх, все-таки глянул вверх, и увидел пронесшуюся над планетами ракету.

- Точно, ракета! - подтвердил и Байс, в мужестве не уступающий своему другу. – Я такие видел у нас на космодроме, только эта слишком большая.

А тем временем ракета зависла над местом проведения форума, и стала медленно опускаться на землю. Вот ее опоры мягко коснулись грунта, выключились двигатели, и только большое облако пыли все еще закрывало пришельцев. Наступила гнетущая тишина.

Круглая дверь космического корабля открылась, и на планеты Псов и Котов впервые ступила нога инопланетян.

Это было довольно высокое, по меркам местных обитателей,  существо на двух ногах, со свисающими вдоль тела передними лапами. Открытое, без шерсти, лицо.  На голове – короткая стрижка. Светло-серый костюм на нем отсвечивал металлическим блеском.

Существо огляделось вокруг, повернулось к ракете, и что-то кому-то крикнуло на непонятном языке.

От страха все присутствующие здесь коты и собаки практически лежали у ног пришельца. Только Фокс и Байс не потеряли самообладание, и пристально наблюдали за незнакомцем.

Вот  существо наклонилось, сорвало цветок ромашки, и поднесло его к носу. Потом оно решительно направилось в сторону  Тифа, Хвата и Хука, что волею случая оказались ближе всех к ракете.   Они   лежали, тесно прижавшись друг к другу,  дрожа от страха, не смея поднять глаз на инопланетянина.

Первым заметил его доберман, и первым же взлетел  выше самого себя на две головы. Так быстро еще Тиф ни когда не бегал: ноги  не касались земли, казалось, тело  выпущено из орудия, и готово еще по инерции обогнуть несколько раз планету Псов. Не подвели и   друзья, мужественно бросившиеся вслед. В этом случае даже боксер Хук не уступал догу и доберману, и шел с ними голова к голове. Вот что значит плечо друга в трудную минуту!

Из ракеты появилось другое существо, значительно меньшее ростом, не выше взрослого дога, с красивеньким воздушным бантиком в волосах, и смело подошло к бесчувственным телам Пуха, Бики и Дыни. Оно взяло себе на лапы сначала котенка, и стало нежно гладить его по головке. От такого вида кошка Мэм потеряла сознание, и даже доктор Ласка не мог помочь ей, поскольку сам находился в полуобморочном состоянии от страха. Только  высокое чувство долга заставило его приступить к выполнению своих обязанностей.

Пух пришел в себя от нежного прикосновения лапки незнакомки. Было приятно находится у нее  на лапах,  слушать  чарующий нежный голосок. От удовольствия котенок замурлыкал, и прикрыл глазки.

Потом она присела, и также нежно стала ласкать Бику и Дыню. Такса открыла глаза, и была полностью сражена красотой бантика, что бабочкой колыхался на головке юной инопланетянки. Она потянулась к нему, и нечаянно ткнула носиком в щеку девочки. От неожиданности та звонко рассмеялась.

А уж когда она села на траву, положив к себе таксу, продолжая баюкать и ласкать Бику и Пуха,  восторгу друзей не было предела.  Болонка лизнула несколько раз незнакомку в щеку, Дыня с другой стороны оказывала ей такие же знаки внимания, а Пух в блаженстве терся об ее тело своим пушистым бочком, и мурлыкал.

И страх исчез, его как и не бывало! Стало покойно и хорошо, как ни когда! Бика и Дыня бегали вокруг, весело лаяли, все хотели, чтобы незнакомка обращала внимание только на нее. У них зарождалась ревность!

Наконец, когда страсти улеглись, девочка подошла к высокому инопланетянину, и протянула ему Пуха. Котенок сначала замер, но тут же почувствовал себя в такой безопасности, что даже позволил усесться ему на плечо, и с высоты победным взглядом окинуть своих земляков.

Троица торжествовала! Не такие и страшные эти пришельцы! Вот бы еще с ними заговорить.

К великому удовольствию гостей и хозяев, во всей Вселенной существует единый язык межпланетного общения, к которому и прибегли незнакомцы.

Поглаживая Пуха, пришелец заговорил с ним.

- Кто ты, милое пушистое создание?

- Я – котенок Пух, а это мои друзья такса Дыня и болонка Бика.

- А как называется ваша планета? Почему здесь столько незнакомых нам существ?

- О! Вы попали на планету Псов и планету Котов. Только что у нас закончился форум по примирению обитателей этих планет. А как зовут вас, откуда вы?

К незнакомцам сначала робко, потом все смелее и смелее стали подходить коты и собаки, и они вынуждены были пройти за трибуну, чтобы их стало лучше видно и слышно.

- Я – человек! Мы – люди с планеты Земля. Меня зовут Артур, а это моя дочь Марьяша. У нас произошел сбой в компьютерной системе, и мы вынуждены были приземлиться у вас. Вы не возражаете? – обратился он ко всем одновременно.

- Нет! Хорошим гостям мы всегда рады! – неслось со всех сторон.

Бика не отходила от девочки, наслаждаясь ее присутствием. От нее не отставала и такса. То и дело Марьяша приседала, брала на руки то одну то другую, играла с ними, чем доставляла неописуемое удовольствие для собачек. Наконец, они сбегали к ракете, и девочка подарила и повязала Бике точно такой же бант, как и у нее, а таксе на шею нацепила бабочку в форме незнакомого ей цветка. Обе были несказанно рады такому подарку, и всячески старались похвастаться им.

- Скажите, уважаемый, - обратился к человеку президент Складка. – На вашей Земле есть коты и собаки?  Если есть, то каков у них статус?

- Пока нет, - ответил пришелец. – Но я думаю, что после моего посещения вашей планеты они обязательно появятся, и станут друзьями человека.

- Вы слишком самоуверенны, - заметил президент мейн-кун Черныш. – Вряд ли кто-то согласится посетить вас.

- Не будем столь категоричны! – молчавший до селе Байс решил принять участие в дискуссии. – Меня интересует такой вопрос. Но сначала предисловие.

Только что у нас прошел форум по межпланетному примирению. Больше между котами и собаками нет вражды. Все споры только в правовом поле. Хотя и до этого мы не могли убить своего противника, в каком бы противостоянии мы не были. Скажите, уважаемый человек, как обстоят дела с жестокостью между людьми на планете Земля?

Пришелец надолго задумался: ему явно было неудобно говорить правду, из которой следовало, что люди на его планете хуже животных: они способны лишать жизни себе подобных; где жестокость возведена в ранг политики; где ежедневно гибнет огромное количество людей от прихоти и от бездарности самого же человека.

Молчание затягивалось, и на помощь взрослому пришла девочка Марьяша, которая не расставалась со своими новыми друзьями Бикой, Пухом и Дыней.

- Скажу честно, дорогие коты и собаки! – ее красивенький бантик нежно и трепетно  порхал над трибуной. – Нам нечем хвастаться, по сравнению с вами. Вы – лучше, гуманней, добрее! Но я вам обещаю, что с появлением на нашей планете ваших представителей, у нас будет с кого брать пример, и мы обязательно исправимся!  И вы нам в этом поможете!

- Вы хотите сказать, что приглашаете и готовы взять с собой наших котов и собак? – удивленно воскликнула кошка Мэм, интуитивно почувствовавшая близкую разлуку со внуком. – Я правильно вас поняла?

- Да, именно это мы и хотим вам предложить, - подключился Артур. – Только такие как вы, коты и собаки, будут примером для нас, жителей планеты Земля. Я вам обещаю, что ваши посланцы будут окружены всеобщим вниманием, окутаны заботой и лаской человека!

После того, как на Землю решили улететь Бика, Дыня и Пух, наша смелая и отчаянная троица доберман Тиф, дог Хват и боксер Хук не могли их оставить одних  наедине с неизвестностью, и тоже изъявили желание покинуть свою планету. Еще набралось желающих с десяток, как со стороны котов, так и со стороны собак.  

Перед отлетом на Землю были устроены грандиозные проводы, на которых было договорено, что отныне визиты в гости друг к другу будут регулярными и постоянными.

 

 

 

Если кто-то из вас вдруг задумается, почему собака воет  на Луну, то вы не правы: вовсе не туда нацелена ее песня, а она воет в сторону планеты Псов, что затерялась во Вселенной. Собачий дух пронизывает Галактику,  долетает и до них, потерявших свою Родину.

Да и коты в лунную ночь орут не просто так: это они тоскуют  по своей планете Котов.

И те и другие очень сожалеют, что так и не перевоспитали людей, хотя все же и сделали их чуточку добрее.  Но надежды не теряют.

 

 

 

Люди, участвующие в этой беседе

Комментарии (2)

Объём произведения 105,26 тыс. знаков!<br />По "Положению" допускается не более 10 тыс.знаков.

  1. Нина Пикулева

Зимой 2009г я решила съездить в Питер, чтобы... пройти по легендарной улице Бассейной от начала до конца. Мне очень хотелось увидеть своими...

Зимой 2009г я решила съездить в Питер, чтобы... пройти по легендарной улице Бассейной от начала до конца. Мне очень хотелось увидеть своими глазами то место, которое воспел поэт. Я уже знала, что Бассейная была переименована в улицу поэта Николая Некрасова, но это огорчило меня меньше, чем могло бы огорчить, если бы не такое достойнейшее имя. <br />Я прошла пешком по улице в несколько километров, замечая её особенности, фотографируя время от времени, осталась довольна, если не сказать больше - счастлива! И после, уже три года спустя, рассказала об этой легендарной улице на своём сайте (в 2009г его ещё не было). Если кто-то захочет прочесть этот рассказ, заходите, попасть ко мне в гости просто: достаточно набрать русскими буквами три слова "сайт Нины Пикулевой" и вы - войдёте! А дальше - всё просто ))

Подробнее
Здесь не опубликовано еще ни одного комментария

Оставьте свой комментарий

Опубликовать комментарий как Гость. Зарегистрируйтесь или Войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением

Добавить комментарий

Ваше мнение должно быть или доброжелательным, или никаким!
Если автор произведения не желает получать комментарии или прекратить дальнейшее обсуждение, он должен после текста произведения добавить следующую фразу: {jcomments lock}


Защитный код
Обновить

Детский календарь

Официальный портал Международного творческого объединения детских авторов " Дети Книги " © 2008
Все материалы опубликованные на портале "Дети книги" защищены авторским правом. Любые перепечатки только после согласования с администрацией и при условии ссылки на данный ресурс.
Логотип МТО ДА - автор Валентина Черняева, Логотип "Дети книги" - автор Елена Арсенина
 
Яндекс.Метрика